Добро пожаловать в государственный капитализм!

.

Добро пожаловать в государственный капитализм! — Переход на новую модель экономического развития, экспансия госбанков, создание государственных корпораций
В начале декабря 1998 г. 1 баррель нефти сорта brent стоил всего $9,55. В течение следующих 10 лет цены на этот продукт выросли в 10 раз. 100-долларовый барьер был преодолен на Нью-Йоркской бирже 2 января 2008 г. И хотя столь высокая цена задержалась на торгах недолго, весь мир вздрогнул. Мировая цена на нефть — один из ключевых экономических параметров, влияющих на состояние мировой экономики и экономики отдельных стран. Цены на сырую нефть и нефтепродукты являются индикатором при формировании цен на другие энергоносители: газ, уголь, электроэнергию. Для современного технологического уклада нефть — основной компонент топливно-энергетического баланса, а для России, как крупнейшего экспортера «черного золота», также и важнейший источник доходов федерального бюджета. Впрочем, уже тогда нашлись скептики, которые утверждали, что, это — не 1 баррель нефти стоит $100, а $1 стоит не более 1/10 барреля нефти, если рассчитывать эквивалент стоимости нефти и доллара в системе неизменных цен 1969 года.


В конце 2005 года Росстат сообщил, что по объемам добычи нефти в октябре 2005 года Россия опередила Саудовскую Аравию, увеличив ежесуточную добычу до 9,469 млн. баррелей нефти. Ведущий экспортер нефти в мире — Саудовская Аравия — в октябре добывала 9,451 млн. баррелей в сутки. С этого времени в России стал безраздельно властвовать не иссякающий оптимизм. Возникновение и широкое освещение в подконтрольных государству СМИ концепции «энергетической сверхдержавы» — это, в известной степени, следствие и данного нефтяного рекорда. Однако, уже тогда популярный тележурналист Михаил Леонтьев предупреждал: «Концепция энергетической сверхдержавы — это концепция тактическая, а не стратегическая. Ее возможности и пределы очень четко очерчены. Энергетическая составляющая не означает национального позора, убытка или уязвимости, если она дополнена другими составляющими. Как сверхидея, „энергетическая сверхдержава“, конечно, убожество. Этот концепт потому и существует, что он является грубой реальностью. Но реальностью недоструктурированной, в виде контурной карты».
За счет накопленных сверхдоходов от высоких цен на нефть российское Правительство приступило к снижению объема внешнего госдолга. Только за 2005 год он сократился с $114,1 млрд. до $81,5 млрд. В начале апреля 2005 года премьер М.Е.Фрадков подписал распоряжение о начале переговоров по досрочному погашению Парижскому клубу еще $12 млрд. По сравнению с другими странами Европы, которые продолжали наращивать свой внешний долг, Россия делала что-то невероятное. Имея множество нерешенных социальных проблем, Россия, вольно или невольно, помогала Германии, Франции и Италии преодолевать негативные последствия роста цен на энергоносители. В 2004 году при цене $30 за 1 баррель страны нетто-импортеры нефти (Франция, Германия, Италия, Япония и США) по данным Fitch Ratings потратили $300 млрд. При цене $100 за 1 баррель они должны были потратить $810 млрд.
Ошеломляющий рост цен на экспортируемые углеводороды породил в России экономический парадокс, известный как эффект Гронингена или «голландская болезнь». Возникновение термина связано с открытием в конце 1950-х — начале 1960-х гг. месторождений природного газа в той части Северного моря, которая принадлежит Голландии. Рост добычи газа привел к расширению экспорта, резкому укреплению гульдена и потере конкурентоспособности Голландии в неэнергетическом секторе экономики. Подобные проблемы с тех пор возникали в самых различных странах мира, имеющих большие природные запасы углеводородов: Норвегии, Великобритании, Индонезии и т. д. Об угрозе «голландской болезни» для экономики России отечественные и зарубежные эксперты заговорили давно. На правительственном уровне, например, впервые об этом в 2000 году заявил Министр экономического развития и торговли Г.О.Греф, выступая перед депутатами Государственной Думы.
«Голландская болезнь» опасна тем, что с ростом реального эффективного курса национальной валюты происходит увеличение издержек во всех без исключения отраслях экономики. Но если в сырьевых отраслях он компенсируется высокими ценами на их продукцию, то в перерабатывающей промышленности приводит к снижению уровня спроса на ее товары. И в данном случае это приводит не только к уменьшению экспорта промышленных товаров, но и к сокращению уровня их продаж на внутреннем рынке за счет роста более дешевого и качественного импорта. Увеличивается разрыв между темпами роста промышленного производства и ростом ВВП. С 2004 года ВВП России все более прирастает за счет торговли, а не производственного сектора. В 2004 году этот разрыв составлял 1,1 процентного пункта, в 2005 году — около 2,5.
Баснословные цены на недвижимость — второй признак «голландской болезни».
Третий признак «голландской болезни» — консерватизм правящей элиты: в истории еще не было ни одного случая, чтобы страны, живущие за счет продажи природных ресурсов, занимались активным реформированием собственной экономики. Е.Т.Гайдар как-то выразился по поводу этому поводу даже более изящно: «IQ нашего правительства обратно пропорционален росту нефтяных цен».
2005 год стал рубежным для второго президентского срока В.В.Путина. Позади два года и впереди столько же. Но часы истории упрямо вели отсчет времени, остающегося перед финишем. Насколько можно было убедиться за пять лет, В.В.Путин — человек весьма последовательный. Почти без исключения все, что он говорил на широкую публику, воплощались в реальности. Бизнес-элита, сформировавшаяся в эпоху Ельцина, всерьез задумалась о том, на каких принципах будут складываться ее отношения с властью в дальнейшем. Вместе с реформой Совета Федерации, созданием семи федеральных округов, изменяющих всю вертикаль государственной власти, общие перемены в системе власти и в соотношении политических и социальных сил в России были столь велики, что их нельзя было не заметить.
Неконкурентная деловая среда, коррупция, недостаточная защищенность прав собственности, неэффективность судебной системы, высокий уровень административных барьеров, фискальный характер налоговой и таможенно-тарифной политики лишь ухудшили, насколько это возможно, условия ведения бизнеса в «несырьевом» и «неимпортном» секторе экономики. Кажется, канули в вечность времена, когда Б.А.Березовский произнес сакраментальную фразу о том, что настало время выборов власти и бизнес выбирает власть. Победа на парламентских выборах 2004 года партии бюрократии «Единая Россия», успех одиозной партии «Родина», антиолигархическая риторика высокопоставленных чиновников — все это часть накрывшей Россию новой волны государственнического популизма.
Посредством неоднократных угроз и силовых методов, особенно в налоговой сфере, власть заставляла деловой мир становиться все более послушным и «социально ответственным». Устное народное творчество немедленно откликнулось на эту тему анекдотами в жанре черного юмора, например:

«Приходит к Путину последний олигарх:
— Олигарх: Владимир Владимирович. Свой завод я вернул государству, загородный дом подарил детскому саду, заплатил налоги за себя и всех своих родственников. Прошу разрешения уехать за границу, в Лондон.
— Путин: А как же старая русская традиция — „посидеть“ перед дорожкой?»

2005-й год начался с давно не виданных массовых протестов населения, причем никем не организованных. Пенсионеры и прочие ущемленные льготники перекрывали трассы, выходили на митинги сами, почувствовав себя обиженными и несправедливо обделенными. Власть недоумевала: разве неиспользуемые натуральные социальные льготы лучше их денежной компенсации? Понадобились срочные меры по увеличению бюджетных расходов на социальные нужды, реализация которых привела власть к тому, чтобы признать естественные социальные функции государства в качестве «приоритетных национальных проектов». Губернаторы и прочие местные власти также оказались не готовыми ответить на вопрос: «Доколе?!».
В феврале 2005 года, ровно день в день со своей прошлогодней отставкой, из небытия показался бывший премьер М.М.Касьянов. Он выразил несогласие с курсом Кремля на увеличение присутствия государства в экономике и подмены духа и буквы Конституции псевдодемократическими процедурами избрания федеральных и региональных органов власти. При этом он так и остался изолированной фигурой, подозрительно воспринимаемой в правой оппозиции, при безразличном отношении народа. К тому же к его мизерной популярности вряд ли могли что-то добавить скандалы с приватизированной экс-премьером государственной дачи в Сосновке.
Март 2005 года ознаменовался двумя нашумевшими покушениями. Аслана Масхадова удалось ликвидировать, Анатолия Чубайса, к счастью, нет. Эффект от убийства Масхадова свелся к дальнейшей фрагментации сил чеченских сепаратистов, что выразилось в значительном снижении их диверсионной активности. Это позволило в более-менее спокойной атмосфере провести выборы чеченского парламента, окончательно сформировав, таким образом, структуру власти в мятежной автономной республике. Когда казалось, что основные нелегальные центры исламистов ликвидированы, случился Нальчик. Правда, в течение суток удалось почти полностью уничтожить основные силы боевиков, нанеся им, таким образом, тяжелейшие потери. В том же месяце произошли события, которые отчетливо обозначили тенденцию перехода России от либерально-рыночной к государственно-корпоративной модели развития экономики.
В начале мата 2005 года председатель правления ОАО «Газпром» А.Б.Миллер и президент государственной нефтяной корпорации «Роснефть» С.М.Богданчиков объявили о планах слияния двух компаний в единую корпорацию транснационального масштаба. Напомним, что в конце декабря 2004 г. государственная нефтяная компания «Роснефть» приступила к поглощению основного добывающего предприятия НК «ЮКОС» ОАО «Юганскнефтегаз» и стала второй по величине после НК «ЛУКОЙЛ» нефтедобывающей компанией России. Председателем нового совета директоров НК «Роснефть» стал
Посредством слияния «Газпрома» и «Роснефти» государство получало контрольный пакет акций «Газпрома», а «Газпром» приобретал активы для развития собственного нефтяного бизнеса, который до этого у газового монополиста был совершенно раздробленным, разрозненным и неструктурированным. НК «Роснефть» стала первой российской госкомпанией, при размещении акций которой отдельное внимание было уделено частным лицам. В июле 2006 года компания разместила акции по цене $7,55 за штуку, выручив за бумаги $10,42 млрд., что поставило ее на первое место по капитализации среди всех российских нефтяных компаний и на 11-е место среди мировых публичных нефтегазовых компаний.
Восстановив контроль над «Газпромом», Правительство принялось за алмазного гиганта — «АЛРОСА». До 2005 года государству принадлежало 37 % акций компании, но к концу года, по плану, предполагалось консолидировать не менее 51 %. Еще в 2001 году Главное контрольное управление Администрации Президента РФ после проверки «АЛРОСА» пришло к выводу, что распределение долей между центром и правительством Якутии ущемляет интересы государства. Президент В.В.Путин тогда потребовал защитить федеральную собственность. На исполнение указания Президента понадобилось более 3-х лет. 31 марта 2005 года премьер М.Е.Фрадков потребовал от Минэкономразвития, Минфина, Минюста и ФСБ срочно разработать оптимальную схему восстановления государственного контроля над алмазодобывающей монополией. Председателем нового совета директоров АК «АЛРОСА» стал Министр финансов А.Л.Кудрин.
Одним из инициаторов усиления роли государства в российской экономике можно смело можно назвать генерального директора ФГУП «Рособоронэкспорт» С.В.Чемезова, лично разработавшего стратегию превращения своей компании из отдела продаж российского военно-промышленного комплекса в крупнейший финансово-промышленный конгломерат страны, состоящий из нескольких десятков российских оборонных предприятий. В 2001–2005 гг. «Рособоронэкспорт» заработал для собственных нужд не менее $2 млрд. Но привлекательных объектов для инвестирования полученной прибыли ни в оборонке, ни в машиностроении практически не осталось. Все мало-мальски успешные предприятия уже давно обрели своих хозяев, поэтому Чемезов был поставлен перед выбором — либо начинать передел собственности, либо за счет крупномасштабных финансовых вливаний поднимать убыточные предприятия, перепрофилируя их в соответствии со своей стратегией. Экспансия госпосредника в оборонную промышленность началась с покупки летом 2003 года компании «Оборонительные системы — Инвест», контролирующей КБ «Кунцево» и Московский радиотехнический завод (МРТЗ). Но самые крупные проекты г-ну Чемезову удалось реализовать в авиастроении. В конце 2004 года, заручившись поддержкой Президента В.В.Путина, глава «Рособоронэкспорта» приступил к созданию на базе компании «Оборонпром» («дочка» госпосредника) холдинга «Вертолеты Миля» с оборотом почти 400 млн. долларов в год. В эту структуру были переданы блокирующие пакеты акций разработчика милевских машин, МВЗ имени Миля, и трех серийных заводов в Улан-Удэ, Казани и Ростове-на-Дону.
В 2005 году ФГУП «Рособоронэкспорт» приобрел контрольный пакет акций «АвтоВАЗа» — важнейшего предприятия автомобилестроения, на которое приходится до 40 % российского рынка легковых автомобилей. В 2006 году «Рособоронэкспорт» продолжил свою экспансию. В октябре 2006 года он за $700 млн. выкупил 66 % корпорации «ВСМПО-Ависма», единственного в России производителя титана. После покупки титановой монополии руководство «Рособоронэкспорт» объявил о намерении расширить бизнес за счет приобретения поставщиков сырья в Казахстане и на Украине. Наряду с металлургическим холдингом в 2006 году «Рособоронэкспорт» успешно продолжал создание вертолетостроительного холдинга на базе своей дочерней компании «Оборонпром». В октябре «Оборонпром» купил находящийся в Кировской области Электромашиностроительный завод «ЛЕПСЕ» — одно из крупнейших российских предприятий по производству электрооборудования для оборонной и автомобильной промышленности. В декабре «Оборонпром» начал сделку по выкупу более 20 % акций ОАО «Казанский вертолетный завод». Она завершилась в I квартале 2007 года, и после этого «Оборонпром» получил контроль над одним из крупнейших вертолетных заводов России. Таким образом, «Рособоронэкспорт» забрал под себя активы автомобильный, вертолетный и металлургический (титановой) промышленности.
В начале ноября 2005 года был фактически национализирован знаменитый «Уралмаш». Министр экономики Грузии Каха Бендукидзе и его партнеры по бизнесу продали принадлежащие им 42,16 % акций ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» (в структуру которых входит завод «Уралмаш») «Газпрому» и «Газпромбанку».
В значительной степени правительство де-факто укрепило свои позиции в области добычи природных ресурсов и производстве вооружений и военной техники, поэтому первый вопрос, который взволновал деловое сообщество — ограничится эта тенденция сектором природных ресурсов и ВПК или охватит другие отрасли?
К 2005 году рыночная доля 8 крупнейших банков, контролируемых государством, — Сбербанка, Внешторгбанка, Газпромбанка, Банка Москвы, Россельхозбанка, Ак Барс банка, ТрансКредитБанка, Ханты-Мансийского Банка — на январь 2005 года составила порядка 40 % совокупных активов. Сколько вообще банков имеют в своем капитале долю государства, подсчитать непросто. Например, среди банков, публикующих оборотную ведомость по счетам бухгалтерского учета на сайте Центробанка (на 1 августа 2005 года их было 780), в капитале 250 кредитных организаций присутствовала доля (в основном — миноритарная) государства, его субъектов и органов местного самоуправления, а также госорганизаций. В большинстве из них эта доля образовалась по причине участия в их учреждении в 1990–1991 гг. советских министерств и госпредприятий. На протяжении многих лет Правительство неоднократно заявляло о своем намерении избавиться от этих пакетов, продав их за разумную цену частным инвесторам, но найти покупателей оказалось чрезвычайно сложно.
По мировым меркам масштаб присутствия банков с государственным участием в российской банковской системе не столь велик. Так, в Китае каркас банковского сектора составляет «большая четверка» госбанков, концентрирующих 90 % капитала банковской системы. В Индии доля государства в капитале банковского сектора составляет 81 %, в Индонезии — 85 %, в Бразилии — 47 %. Даже в Германии чуть меньше 50 % совокупного банковского капитала сконцентрировано в системе государственных по своей сути земельных банков (Landesbanken).
Традиционно банки, контролируемые государством, критикуются за нерыночные принципы деятельности (в частности, кредитную поддержку на льготных условиях определенных отраслей или компаний), что чревато ростом «плохих» долгов, убытками и неплатежеспособностью. Госбанки также критикуют за то, что они монополизируют рынок и подрывают конкуренцию. С другой стороны, у госбанков есть и свои преимущества, с точки зрения их клиентов и потенциальных инвесторов. Это, прежде всего, менее рискованная кредитная политика, а также явные или неявные гарантии финансовой поддержки со стороны государства в случае локального или системного банковского кризиса.
14 июля 2005 года, выступая на 10-й Северо-Западной банковской конференции в Санкт-Петербурге, первый вице-президент Ассоциации региональных банков России (АРБР) А.А.Хандруев заявил о том, что «имеются все основания говорить о формировании в российском банковском секторе специфической модели олигополистической конкуренции». В этих условиях, по его мнению, российские банки разделятся на три группы. В первую группу «финансовых супермаркетов» войдет 15–30 банков — госбанки, банки с участием иностранного капитала, а также крупные российские банки, в том числе с участием государства. «На долю этой группы, — напомнил Хандруев, — уже приходится от 60 % до 90 % операций по основным статьям активной и пассивной части совокупного баланса российской банковской системы». По его прогнозу, во вторую группу войдут 100–150 банков с капиталом, превышающим 1 млрд. рублей, которые будут в состоянии удерживать под своим контролем 5-15 % отдельных сегментов рынка банковских услуг. В третью группу войдут средние и малые банки, которые уже организуют свой бизнес «за счет узкого круга устойчивой клиентуры, умелого позиционирования и монопольного положения в неперспективных для крупных банков регионах и сферах экономики». Число банков в этой группе определить сложно, — полагал Хандруев, — поскольку «их суммарная доля в общем объеме операций банковского сектора не будет сколько-нибудь заметной».
23 сентября 2005 года советник Президента В.В.Путина по экономическим вопросам и член Национального банковского совета А.Н.Илларионов в интервью «Российской газете» заявил о том, что «страна меняет экономический курс». «Поворот, — по его словам, — происходит не только в экономической политике, но и в национальной экономической дискуссии и в господствующем экономическом мышлении. Направление движения сомнений не вызывает. Поворот совершается в сторону государственного капитализма, интервенционизма и популизма. Это принципиально иная модель экономического развития, чем та, создание которой было официально провозглашено в 2000 году». 27 декабря 2005 года Илларионов подал в отставку. На брифинге перед журналистами он сообщил, что больше не может свободно выражать свое мнение, поскольку в России за шесть лет президентства В.В.Путина произошла смена политического режима.
Планы правительства по упорядочению системы госбанков долгое время оставались не ясными. Известно, что В.В.Геращенко в бытность председателя Центробанка выступал за поэтапную приватизацию Внешторгбанка. На первом этапе Центральный банк намеревался продать до 20 % акций Внешторгбанка Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР), а 10–15 % — Правительству. В кабинете М.М.Касьянова вынашивались планы объединения Внешторгбанка, Росэксимбанка и Внешэкономбанка СССР в один банк со стопроцентным участием в его капитале Правительства («Внешэкономбанк России») и создания Долгового агентства РФ. В 2001 году глава ВЭБа А.Л.Костин предложил реорганизовать Внешэкономбанк СССР в агентство по обслуживанию госдолга, а Росэксимбанк — в крупный специализированный банк, стимулирующий внешнеэкономические операции. Затем в правительственную концепцию начали вносить изменения: было решено Внешэкономбанк СССР и Внешторгбанк не объединять, а часть активов ВЭБа («коммерческую часть») перевести во Внешторгбанк. На базе же «Росэксима» планировалось создать Агентство по поддержке экспорта, которое частично контролировал бы Внешэкономбанк СССР. В июне 2002 года Минфин и Центробанк окончательно согласовали условия передачи Правительству принадлежавших Центральному банку акций Внешторгбанка. В январе 2003 года ВЭБ выкупил 95 % акций Росэксимбанка, и, по словам премьера М.М.Касьянова, ВЭБ и Росэксимбанк стали «братом и сестрой». Внешэкономбанк СССР продолжал выполнять функции агента Правительства по обслуживанию внешнего долга, а с 2004 года — еще и функции государственной управляющей компании (ГУК) по доверительному управлению средствами пенсионных накоплений «молчунов» — граждан, не определившихся с выбором негосударственного пенсионного фонда.
В начале марта 2005 года Внешторгбанк приобрел у компании «Петровский трейд хаус» блокирующий пакет акций крупнейшего на Северо-Западе коммерческого банка — ОАО «Промышленно-строительный банк» (ПСБ) с активами порядка 100 млрд. руб. Приобретение пакета акций ПСБ в размере 25 % + 1 акция было первым этапом сделки между банками, одобренной Федеральной антимонопольной службой (ФАС). В сентябре 2004 года кредитные организации подписали меморандум, предполагающий возможность выкупа ВТБ контрольного пакета акций ПСБ. Согласно документу, вторая сделка должна была состояться в декабре 2005 года. Миноритарными акционерам ПСБ были предложены условия выкупа их акций или обмена их на акции Внешторгбанка.
29 марта 2005 года Внешторгбанк объявил о том, что его наблюдательный совет утвердил концепцию создания специализированного розничного банка — на базе приобретенного во время летнего кризиса 2004 года «Гута-банка». Новая структура второго по величине государственного банка выглядела следующим образом: во главе его стоял материнский корпоративный банк — Внешторгбанк, который контролировал свой специализированный розничный банк и ряд дочерних банков в России, СНГ и Европе. Помимо контроля над своими дочерними структурами на материнский банк возлагались функции координатора их бизнеса, а также финансовое управление и управление рисками своих «дочек». В «Гута-банк» переходил весь розничный бизнес Внешторгбанка: обслуживание физических лиц и малых предприятий с годовой выручкой до $3 млн. Все корпоративные клиенты «Гута-банка» переводились на расчетное и кредитное обслуживание в ВТБ. География присутствия «Гута-банка» расширялась с 24 до 40 регионов. Рост бизнеса специализированного розничного банка основывался на дополнительных инвестициях в развитие его инфраструктуры со стороны акционеров в размере от 17 до 21 млрд руб. Сам «Гута-банк» предполагалось переименовать, чтобы исправить его подпорченную летним кризисом 2004 года репутацию. В конце 2004 года российское Правительство приняло решение об увеличении уставного капитал Внешторгбанка на $1,3 млрд. Затем последовал ряд приобретений в СНГ. В Европе Внешторгбанк стал основным акционером в капитале росзагранбанков, создал совместный банк во Вьетнаме, а также открыл банк в Анголе и финансовую компанию в Намибии.
Незадолго до приобретения «Гута-банка» руководство Внешторгбанка заказало специальное культурологическое и лингвистическое исследование, которое показало, что слово «Внешторгбанк» слишком сложно для произнесения и запоминания иностранцами. Тем более что внешняя торговля уже не являлась для банка приоритетным направлением деятельности. Произошла смена торговой марки — ребрендинг, и «Внешторгбанк» стал называться ВТБ (VTB). 31 октября — 1 ноября 2006 г. стартовала рекламная кампания в поддержку ребрендинга Внешторгбанка. Креатив и стратегию рекламной кампании под названием «Расширяя горизонты» разработало агентство «РОСТ Медиа». Одновременно проводился ребрендинг «Гута-банка», который стал называться «Внешторгбанк 24 Розничные услуги». На каналах телевидения закрутился рекламный ролик, в котором голос за кадром комментировал ландшафтные разнообразия планеты, наблюдаемые с высоты птичьего полета: «От Внешторгбанка к ВТБ. Расширяя горизонты. Когда мы стремимся к намеченным целям, мы объединяем опыт, знания и силы, чтобы двигаться вперед и подняться на новую высоту. 9 банков в 8 странах СНГ и Европы. Одно имя — ВТБ».
Появление на рынке столь крупного государственного игрока, как ВТБ, по мнению некоторых экспертов, свидетельствовало о том, что в России наступил период огосударствления банковского сектора. Высказывались предположения о том, что через непродолжительное время на российском рынке банковских услуг останутся только государственные и иностранные банки, а немногие коммерческие банки будут существовать в основном только как их вспомогательные звенья. ВТБ мог также стать крупнейшим акционером «Еврофинанс Моснарбанка» с долей более 40 % после приобретения у Центрального банка двух росзагранбанков: «Moscow Narodny Bank» и «BCEN-Eurobank». Однако в июне 2005 года президент ВТБ А.Л. Костин заявил, что ВТБ не хочет быть миноритарием «Еврофинанса» и, возможно, предложит выкупить свою долю другим акционерам.
В конце сентября 2005 года Правительство одобрило решение об увеличении уставного капитала ВТБ на 37,5 млрд. руб. Средства, привлеченные из госбюджета, были направлены на покупку у Центрального банка пакетов его акций в росзагранбанках: лондонского «Moscow Narodny Bank», парижского «BCEN-Eurobank» и франкфуртского «Ost-West Handelsbank», а также по 15 % «East-West United Bank» и «Donau Bank». Таким образом, фактически завершился очередной этап масштабной кампании по превращению ВТБ, второго по величине уставного капитала российского банка, в международную банковскую группу, способную не только эффективно обслуживать крупные внешнеторговые и другие проекты с участием российского государства за рубежом, но и привлекать масштабные иностранные инвестиции.
В июле 2005 года «Россельхозбанк» (РСХБ), 100 % акций которого принадлежало Правительству в лице Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Росимущество), сообщил об увеличении уставного капитала на 6,121 млрд. рублей. Для этого банк намеревался выпустить 6 121 акцию номиналом 1 млн. рублей. Способом размещения ценных бумаг была выбрана закрытая подписка. Все акции выкупались Росимуществом за счет средств бюджета по номиналу. У РСХБ были и другие источники пополнения уставного фонда: банк являлся я агентом правительства по возврату задолженности по бюджетным кредитам сельхозпроизводителей. Хотя вице-премьер и Министр сельского хозяйства А.В.Гордеев всегда называл эти долги «финансовой пневмонией в тяжелой форме», намекая на то, что они никогда не будут возвращены, часть задолженности возвращалась. Для того, чтобы стимулировать возврат бюджетной задолженности предприятий АПК, российское Правительство приняло решение об их целевом использовании — для пополнения уставного фонда РСХБ. Например, в ноябре 2005 года за счет этих средств Минфин направил из бюджета в уставный фонд РСХБ дополнительно 362 млн. руб.
РСХБ был создан в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации N75-РП от 15 марта 2000 г. с уставным фондом 4,6 млрд рублей… 13 июня 2000 года РСХБ получил лицензию Центрального банка на осуществление банковских операций, дающую право, в том числе, на привлечение денежных средств физических лиц. В результате у государства появился еще один крупный коммерческий банк, после чего встал вопрос: что с ним делать? Министр экономики Греф высказывался за его приватизацию, в то время как вице-премьер и министр сельского хозяйства Гордеев, а по совместительству — председатель Наблюдательного совета РСХБ — соглашался на продажу 20 % акций банка только после 2010 года.
Гордеев, надо ему отдать должное, убедил Президента В.В.Путина ввести новую политику финансирования села — не дележа по принципу «всем по таблетке», а кредитования с госдотациями по процентной ставке. Сельхозпроизводитель, чтобы поучаствовать в этой программе, должен был сначала доказать банку свою кредитоспособность, получить заем, заплатить по нему проценты и только потом обращаться за государственной субсидией на возмещение процентной ставки. К тому же для РСХБ заполнял рыночную нишу, которая образовалась в сельской глубинке после того, как Сбербанк в 2000–2003 гг. закрыл несколько тысяч убыточных или малодоходных отделений. К 2005 году РСХБ вышел на второе место в России после Сбербанка по количеству своих подразделений — 77 региональных филиалов и 1273 дополнительных офиса, а его активы выросли до 57,03 млрд. рублей.
В конце апреля 2005 года еще один крупный госбанк — Внешэкономбанк СССР (ВЭБ) заявил о намерении увеличить свое присутствие на российском финансовом рынке, хотя, преимущественно, в сегменте долгосрочного кредитования, где у него практически не было конкурентов. Руководство ВЭБа внесло на согласование в Правительство и Администрацию Президента РФ концепцию создания национального банка развития с уставным фондом $2,5 млрд. Как известно, Внешэкономбанк СССР никогда не имел банковской лицензии и занимался банковской деятельностью на сомнительных юридических основаниях — в соответствии с указом Президента Б.Н.Ельцина. Правительство не раз пыталось решить эту юридическую коллизию, но всякий раз безуспешно. По формальным признакам именно ВЭБ являлся самым крупным из российских банков. На его балансе находились российские внешние долги на десятки миллиардов долларов. В 2004 году объем международных платежей, проходящих через ВЭБ, составил $28,2 млрд; среднегодовой объем ценных бумаг, учитываемых на счетах депо, измерялся суммой $8,3 млрд. Чистая прибыль банка по итогам 2004 года составила 3,54 млрд руб. Однако, если бы Центральный банк решил выдать ВЭБу лицензию, то должен был бы немедленно ее отозвать, поскольку норматив достаточности капитала у ВЭБа был меньше требуемых 2 %.
Концепция реорганизации ВЭБа в какой-то степени опиралась на опыт германского Kreditanstalt fur Wiederaufbau (KfW), за исключением того, что российский банк являлся агентом правительства по управлению внешним долгом и пенсионными накоплениями граждан. KfW был создан в 1948 году с целью восстановления немецкой экономики и до сих пор имеет уникальный статус, прописанный в отдельном законе, который был скорректирован только в 2001 году. Так, согласно параграфу 1а этого закона, правительство Германии несет полную ответственность по всем обязательствам KfW. Только один из трех предложенных Правительству вариантов будущего ВЭБа предполагал получение им банковской лицензии. Вопрос, в какой именно форме будет зарегистрирован ВЭБ и так ли уж нужна ему банковская лицензия, должна была решить Государственная Дума.
В конце декабря 2005 г. Президент В.В.Путин поручил Национальному банковскому совету (НБС) рассмотреть вопрос о модернизации госбанков и повышении эффективности участия государства в их капитале. В НБС была создана рабочая группа, которая рассмотрела подготовленный Минфином доклад «О системе государственных банков в РФ». В указанном докладе госбанки разделены на четыре группы. В первую группу вошли лидеры банковского сектора — Сбербанк и ВТБ. Во вторую — единственный отраслевой банк в федеральной собственности — Россельхозбанк (РСХБ). Банки, выполняющие специализированные функции — Российский банк развития, Росэксимбанк и Внешэкономбанк, — вошли в третью группу. В четвертую — банки, работающие на основании межправительственных соглашений, — Международный инвестиционный банк, Межгосударственный и Евразийский банки и Международный банк экономического сотрудничества.
По предварительным оценкам авторов доклада, полный выход государства из капитала Сбербанка и ВТБ мог бы состояться не ранее, чем через 5–7 лет. До этого Правительство и Центробанк намеревались контролировать оба банка посредством блокирующих пакетов акций. Принципиально важным являлось предложение Минфина о неучастии Правительства и Центрального банка в планируемых дополнительных эмиссиях акций Сбербанка и ВТБ. Такая эмиссия обоим банкам была совершенно необходима. Сбербанк исторически не отличался качеством капитала (в соотношении с масштабом проводимых им операций и системной ролью в российской банковской системе), на что неоднократно обращали внимание ведущие рейтинговые агентства. Объем допэмиссии акций Сбербанка оценивался в сумму 200 млрд рублей (около $7,6 млрд.).
В результате допэмиссии доля Центрального банка в капитале Сбербанке снижалось примерно на 10 % (с 63,75 % до 53–55 %). ВТБ — некогда самый капитализированный российский банк — начал невероятно масштабную экспансию на всех возможных финансовых рынках, что привело к быстрому росту его активов. Долю Правительства в капитале ВТБ к 2010 г. предлагалось сократить до 51 %, когда уставной капитал банка достигнет 320 — 330 млрд. руб. После этого 49 % капитала ВТБ могло перейти в собственность миноритарных акционеров, включая физических лиц.
В день заседания НБС глава Минэкономразвития Г.О.Греф заявил, что объем допэмиссии Сбербанка составит 198 млрд руб. ($7,6 млрд.), а Министр финансов А.Л.Кудрин в интервью телеканалу Russia Today рассказал, что IPO ВТБ состоится позже, чем размещение акций Сбербанка, намеченное на февраль 2007 года. Правительство делало особый акцент на то, что акции Сбербанка и ВТБ станут доступны рядовым гражданам со средним достатком. В банковском и экспертном сообществе идею «народных IPO» сразу оценили, как идею «народного госкапитализма», потому что размещались акции банков с государственным участием, что в глазах населения являлось их главным конкурентным преимуществом. Минимальный объем заявки на покупку акций ВТБ составлял 30 тыс. рублей. Сбербанк определил цену размещения акций новой эмиссии 89 тыс. руб. за штуку. При этом 40 % акций Сбербанка, выставленных на продажу, приобретал на правах акционера Центральный банк. Частные лица в сумме подали заявки на акции Сбербанка в объеме 21 млрд. рублей. Прием заявок на покупку акций ВТБ начался 9 апреля 2007 года. Размещение дополнительного выпуска акций ВТБ произошло 14–18 мая 2007 г. От резидентов были поданы заявки на сумму $6 млрд., от нерезидентов — на $50 млрд. Со стороны физических лиц поступило 135 тыс. заявок на 45 млрд. руб., а в итоге оплаченными оказались 129 тыс. заявок на сумму около 39 млрд. руб. ($1,5 млрд.).
27 марта 2007 года Сбербанк официально объявил о результатах размещения. Было размещено 73,9 % от запланированного ранее количества акций на сумму 230,2 млрд рублей. 17 % инвесторов отказались оплачивать заявки. Основной акционер — Центробанк — приобрел 892,000 акций на сумму 79,4 млрд рублей, снизив свою долю в уставном капитале Сбербанка с 60, 57 % до 57, 6 %. Новыми акционерами Сбербанка стало свыше 30 тыс. физических лиц и 188 юридических лиц.
Увеличение акционерного капитала позволило Сбербанку и ВТБ увеличить объем кредитования, не нарушая существующее нормативы. Всего за один месяц (ноябрь 2007 года) кредитный портфель Сбербанка увеличился с 3573 млрд. руб. до 3912 млрд руб. (на 338,6 млрд руб). Этот рекордный рост был обеспечен, прежде всего, портфелем кредитов юридическим лицам, который увеличился на 312 млрд руб. (на 12 %). Например, крупнейший кредит в Сбербанке размером $500 млн. получила компания Urals Energy. Также рекордными выглядят показатели роста корпоративного кредитования другого крупнейшего госбанка — ВТБ. В 2007 г. портфель кредитов ВТБ небанковскому сектору составил 789 млрд. руб.
31 января 2006 года на пресс-конференции для российских и иностранных корреспондентов, Президент В.В.Путин объявил о создании «Российского банка развития» с уставным капиталом, эквивалентным $2.5 млрд. «Деятельность этого банка в совокупности с другими мерами, — сказал он, — будет способствовать продвижению России по инновационному пути». В России к тому времени банк с аналогичным названием уже существовал. Это — ОАО «Российский банк развития» (РосБР), образованный на основании Федерального закона «О федеральном бюджете на 1999 год» и во исполнение распоряжения Правительства Российской Федерации от 10 марта 1999 года N 391-р. (лицензия Банка России на осуществление банковских операций N 3340 от 25 января 2000 г.). По состоянию на 1 января 2001 года уставный капитал банка составлял 660,0 млн. и на 100 % принадлежал Российскому фонду федерального имущества (РФФИ). По результатам третьей и четвертой эмиссий (распоряжения Правительства РФ от 26 декабря 2000 года N 1823-р и от 21 мая 2001 года N 704-р) уставный капитал Банка увеличился в 2001 году на 4,0 млрд. руб. и составил на 1 января 2002 года 4,66 млрд. рублей. РосБР являлся агентом российского Правительства по осуществлению инвестиций, в том числе за счет средств бюджета развития, и важнейшим приоритетами его деятельности было кредитование малого бизнеса, следовательно, глава государства имел в виду совсем другой банк, возможно, Внешэкономбанк СССР.
14 ноября 2006 года Президент В.В.Путин провел заседание Президиума Госсовета России, специально посвященного вопросам развития банковской системы России. Открывая заседание, Путин отметил успехи, достигнутые российскими банками. По мнению главы государства, «фактически завершилось формирование структуры финансово-кредитного сектора, начался его стремительный рост». Однако на фоне успешного развития сектора — за три с половиной года активы российских банков увеличились почти втрое, в 10,7 раза вырос объем кредитных средств, предоставленных физическим лицам — существует ряд затруднений и проблем, мешающих нормальному социально-экономическому развитию России. В частности, В.В.Путин отметил низкую вовлеченность граждан страны в финансовые отношения с участием банков. «По-прежнему слабо развита сеть банковских учреждений в регионах, на местах… На каждые сто тысяч жителей в среднем приходится 11 банковских отделений — это в разы меньше, чем в США, Франции, Италии, других странах», — посетовал он и добавил, что, ситуация, когда более 60 млн. граждан не могут воспользоваться банковскими услугами «абсолютно недопустима».
Президент В.В.Путин высказал ряд соображений по решению этой проблемы, например, по его словам «нужно создать более разнообразную систему оказания финансовых услуг и в этих целях задействовать, например, уже развитую почтовую инфраструктуру». Он также призвал банки уделять особое внимание работе с рядовыми клиентами, внедрять новые банковские продукты, а также шире информировать людей о сути банковских услуг, «обучать» их правилам взаимодействия с банками. Еще одна проблема современной банковской системы — недоступность образовательных и ипотечных кредитов. По мнению главы государства, эти социально значимые виды кредитования должны стать более доступными. При этом Президент В.В.Путин подчеркнул необходимость особого подхода к ипотеке и образовательным кредитам: «Ясно, что условия по этому виду заимствований должны существенно отличаться от иных потребительских кредитов». По его мнению, образовательный кредит должен быть доступен даже тем молодым людям, у которых «нет еще ни залоговой базы, ни текущих доходов для погашения платежей», но «найти правильную схему можно, в том числе с частичными гарантиями со стороны государства»
Говоря о работе банковской системы на уровне государственной экономики, Президент В.В.Путин заявил о необходимости повышения конкурентоспособности банковской системы и укрупнения финансово-кредитных организаций, «имея в виду наши планы по вступлению в ВТО». По его мнению, повысить конкурентоспособность банков можно за счет увеличения капитализации, что «поможет укрепить кредитоспособность и финансовую устойчивость банковской системы». Увеличивать капитализацию банков он предложил за счет использования капиталов пенсионных фондов, вовлекая их в ипотечные ценные бумаги.
Затронув тему государственной политики в отношении банков, Президент В.В.Путин высказался за снижение административного регулирования в этой сфере, но только параллельно с повышением банками уровня внутреннего контроля. «Разгружая банки от внешних проверок и отчетов, мы вправе рассчитывать на большую открытость банковских учреждений, на лучшее качество их работы», — отметил он.
19 декабря 2006 года состоялось очередное заседание Национального банковского совета (НБС), на котором была утверждена концепция реформирования государственных банков. Предполагалось сокращение доли государства в банковском секторе и более эффективное его участие в тех банках, доля участия в которых государства составляет не менее 50 %. Ключевой вопрос концепции реформирования государственных банков — поэтапный выход государства из их уставного капитала. В первую очередь речь идет о двух крупнейших кредитных организациях России — Сбербанке и ВТБ. НБС принял решение, что в среднесрочной перспективе доля государства в их капитале составит около 50 %, а затем в течение 5–7 лет сократится до блокирующих пакетов: 25 % + 1 акция.
Принимая решение о сокращения доли государства в уставных капиталах Сбербанка и Внешторгбанка, НБС не возражал против сохранения участия государства в капитале других государственных банков, выполняющих специализированные функции. Таких банков в России три — Внешэкономбанк СССР, РосБР и Росэксимбанк. Их планировалось объединить в Банк внешнеэкономической деятельности и развития РФ. Задача новой организации — рефинансирование коммерческих банков под конкретные программы. Например, под кредитование крупных инфраструктурных проектов, инновационных проектов или малого и среднего бизнеса. Замысел НБС состоял в том, чтобы это финансирование осуществлялось на рыночной основе, в том числе на основе возвратности денег и разделении рисков между государством и коммерческими банками. Таким образом, отбирать проекты будет не государство (т. е. чиновники правительства или Центробанк), а специалисты, обладающие необходимым опытом работы и заинтересованные в том, чтобы финансирование шло на реально эффективные проекты.
В 2007 году присутствие государства в экономике только увеличилось — за счет специализированных государственных корпораций. К этому время были созданы или находились в процессе создания следующие организации:
— Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» (далее — Внешэкономбанк);
— Государственная корпорация по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта (далее — «Олимпстрой»).
— Государственная корпорация «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» (далее — ФСР ЖКХ).
— Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» (далее — «Росатом»).
— Государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии» (далее — «Ростехнологии»).

Лекарства для льготников будет скоро распределять особая госкорпорация с мудреным названием «Фармацевтический логистический комплекс», строить дороги — «Росавтодор». В правительственных кругах популярна идея введения монополии на торговлю алкоголем и создания корпорации по продаже самого популярного национального продукта — водки.
4 июля 2007 г. Государственная Дума приняла закон о создании ГК «Роснанотех», которая будет заниматься развитием нанотехнологий. Корпорация наделена исключительными правами: она не подотчетна органам власти, ее нельзя признать банкротом, она не отвечает по долгам России, а Россия не несет ответственности по ее долгам. Ко всему сказанному выше стоит добавить, что «Роснанотех» сможет открывать счета за границей и переводить туда средства. Главу корпорации назначает Президент РФ. Глава «Роснанотеха» входит в наблюдательный совет, где кроме него присутствуют еще восемь членов. Троих назначит Президент РФ троих — Правительство РФ, а оставшихся двоих определяют Госдума и Совет Федерации. В течение трех лет на развитие нанотехнологий будет выделено около 200 млрд. рублей (7 млрд. долларов).
Главный вдохновитель и организатор российского нанопроекта директор Курчатовского института, вице-президент РАН М.В.Ковальчук любит сравнивать свое детище с атомным проектом СССР 1940-х годов. Общее с тем технологическим прорывом у нанотехнологий лишь одно: эта наука тоже имеет дело с атомами, только теперь они используются не в качестве взрывчатки, а строительного материала. Но главная разница в том, что для развития нанотехнологий, как говорят сами ученые, требуется совсем другая организация науки и производства. Представленный российским правительством нанотехнологический проект не имеет ясной конечной цели. И для его развития нужна не только единая мощная государственная структура, но и конкурентная среда из сотен научных групп и производственных предприятий.
В финансовом секторе экономики России первой государственной корпорацией (далее — ГК) было Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО), созданное в 1999 году для финансового оздоровления проблемных банков. В 2004 году АРКО упразднили по причине того, что оно выполнило возложенные на него Правительством и Центральным банком задачи. В 2003 г. появилось вторая ГК — Агентство по страхованию вкладов (АСВ). В отличие от иных гражданско-правовых форм порядок создания, полномочия, цели деятельности и структура организации АСВ, как государственной корпорации, определяются исключительно федеральным законом N177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Учредителем страховщика вкладов населения является государство — Российская Федерация — как субъект, обладающий публичной властью, делегирующий часть своих полномочий вновь созданному юридическому лицу — АСВ. В соответствии с данным законом АСВ:
1) организует учет банков (ведет реестр банков- участников системы страхования вкладов);
2) осуществляет сбор страховых взносов и контроль за их поступлением в фонд обязательного страхования вкладов;
3) осуществляет мероприятия по учету требований вкладчиков к банку и выплате им возмещения по вкладам.

Высшим органом управления АСВ является совет директоров Агентства, в состав которого входят 13 членов — семь представителей Правительства РФ, пять представителей Центрального банка и генеральный директор АСВ. Члены правления АСВ, за исключением генерального директора АСВ, назначаются на должность сроком на пять лет советом директоров АСВ по предложению генерального директора АСВ. Генеральный директор АСВ может быть освобожден от должности советом директоров АСВ а по представлению председателя совета директоров Агентства в случаях:
1) истечения срока своих полномочий;
2) подачи личного заявления об отставке;
3) совершения уголовно наказуемого деяния, установленного вердиктом суда, вступившим в законную силу;
4) нарушения федеральных законов, которые регулируют отношения, связанные с деятельностью АСВ.

За 5 лет своего существования АСВ трижды повышало сумму страхового возмещения. Сразу после принятия закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» эта сумма составляла 100 тысяч рублей; по состоянию на середину 2008 года — 400 тысяч рублей, а с октября 2008 г. — 700 тыс. рублей. По итогам 2007 года объем вкладов физических лиц в российских банках — участниках Системы страхования вкладов увеличился на 35,6 % — до 5,132 трлн. рублей. Фонд страхования вкладов АСВ в начале 2008 года достиг 29,2 миллиарда рублей. Ежеквартальный прирост фонда за счет поступлений от банков, участвующих в системе страхования, составляет порядка 4,5 млрд. рублей.
Первый страховой случай возник 21 июля 2005 года после отзыва лицензии на осуществление банковских операций в рублях и иностранной валюте у участника ССВ — коммерческого банка «Международный банк экономического развития» (МБЭР). Причиной отзыва лицензии МБЭР, по данным Центробанка, послужила крупная недостача средств в кассе банка, выявленная в ходе проверки. Инспекторы недосчитались 89,2 млн. руб., что составило 51 % от общей суммы его активов. Со второй кредитной организацией, «Роскомветеранбанком», ситуация выглядит довольно анекдотичной. Центральный банк отозвал у этой кредитной организации лицензию 26 января 2006 года. 1 февраля АСВ объявило о выплате страховых сумм. Общий объем вкладов составил 267 тыс. рублей, сумма страхового возмещения — около 147 тыс. рублей. Ни один из 20 вкладчиков «Роскомветеранбанка» за возмещением вклада не явился, несмотря на то, что всем им, помимо уведомления через СМИ, были разосланы персональные сообщения. Всего на 2006 год пришлось девять страховых случаев, по которым АСВ следовало выплатить страховое возмещение 2,5 тыс. вкладчиков на общую сумму 32 млн. руб. Массовые демонстрации «обманутых» вкладчиков под лозунгом: "Верните наши деньги! — стали невозможными по причине страховой защиты банковских депозитов.
Принципиальное отличие госкорпораций от государственных унитарных предприятий заключается в выводе госкорпорации даже из-под формального контроля государственных органов. В частности, госкорпорации не обязаны отчитываться перед госорганами о своей деятельности, за исключением ежегодного представления правительству России годового отчета, аудиторского заключения по ведению бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности, заключения ревизионной комиссии по результатам проверки финансовой (бухгалтерской) отчетности, некоторых иных документов. Любые другие федеральные органы государственной власти, включая Минюст, налоговую и таможенную службу, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления не вправе вмешиваться в их деятельность.
Вместо отделения государственного аппарата от экономики, что неоднократно объявлялось основной целью государственной политики, происходило превращение целых сегментов исполнительной власти в особые виды экономической деятельности, основанной на эксплуатации властных полномочий. По данным всемирной экономической истории, из всех государств мира, кроме Южной Кореи, довольно трудно найти аналогичные примеры. В Европе наиболее близким аналогом такой структуры являются некоторые архаичные институты, существовавшие в разных странах в период позднего Средневековья и абсолютизма: откупа, купля-продажа должностей, кормления, колониальные компании и т. п. Общим для всех этих институтов является то, что властные полномочия передавались монархом (сувереном) частному лицу или группе частных лиц (корпорации), причем лицо, получившее эти полномочия, должно было финансировать свою деятельность за счет доходов, получаемых в соответствии с переданными полномочиями.
Существенное отличие нынешних российских госкорпораций от вышеуказанных старинных европейских институтов состоит в том, что европейские суверены получали хоть какую-то плату в обмен на предоставленные своим подданным полномочия, в противном случае отправляя их на плаху или в Бастилию. В нашем случае суверен — в лице Президента В.В.Путина — не только передавал полномочия государственным чиновникам, но и сам выделял финансирование субъекту, их получившему. Например, ГК «Ростехнологии», которой в 2007 году было передано в управление 100 предприятий и объектов гражданских отраслей и двойного назначения, будет принимать «участие в реализации государственной экспортно-импортной политики и государственной политики в области военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами». Поскольку эта государственная корпорация будет получать бюджетные средства для распределения между проектами в соответствующей области, то фактически она примет на себя функцию определения государственной научно-технической и военно-технической политики.
20 апреля. 2007 г. Государственная Дума приняла подготовленный Правительством федеральный закон «О банке развития». Перед рассмотрением в третьем чтении документ был возвращен к процедуре второго чтения для уточнения редакции, а затем проголосован во втором и третьем чтениях. Закон устанавливал правовое положение, принципы организации, цели создания и деятельности, порядок реорганизации и ликвидации «Банка развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» с уставным фондом 70 млрд. рублей.
Банк развития создавался путем реорганизации в форме преобразования в государственную корпорацию. Закон закрепил за банком торговую марку — бренд Внешэкономбанка (ВЭБ). Его имущество формировалось за счет имущества, полученного в результате реорганизации Внешэкономбанка СССР, находящихся в федеральной собственности акций ОАО «Российский банк развития» и ЗАО «Государственный специализированный Российский экспортно-импортный банк»; доходов, получаемых от деятельности Внешэкономбанка, добровольных имущественных взносов и пожертвований, а также за счет других законных поступлений. На Банк развития (ВЭБ) не распространяются нормы закона «О банках и банковской деятельности», регулирующие порядок государственной регистрации кредитных организаций и выдачи им лицензий на осуществление банковских операций, а также положения о предоставлении информации о деятельности кредитной организации. Согласно закону, «Банк развития» вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и получать прибыль. Ему разрешено осуществлять следующие банковские операции:
— привлекать во вклады денежные средства юридических лиц;
— открывать и вести банковские счета юридических лиц (включая корреспондентские счета);
— осуществлять куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной форме, выдавать банковские гарантии;
— осуществляет инкассацию денежных средств, платежных и расчетных документов;
— выпускать облигации и другие ценные бумаги.

В соответствии с вышеупомянутым законом Банк развития (ВЭБ) наделен агентскими полномочиями по господдержке экспорта и может участвовать в реализации федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) и федеральных целевых программах. (ФЦП). Ранее эти функции являлись исключительной прерогативой Минэкономразвития.
Высшим органом управления Банка развития (ВЭБ) является наблюдательный совет, в состав которого входят восемь членов и председатель правления. В своей текущей финансово-инвестиционной деятельности «Банк развития» руководствуется положениями меморандума о финансовой политике, разрабатываемого и ежегодно утверждаемого Правительством. Председатель правления банка назначается Президентом РФ по представлению премьер-министра, а сам премьер по должности является председателем наблюдательного совета банка. Члены наблюдательного совета назначаются Правительством сроком на пять лет. Члены наблюдательного совета, за исключением председателя правления банка, не работают в банке на постоянной основе. Полномочия членов наблюдательного совета могут быть прекращены досрочно по решению Правительства. Наблюдательный совет принимает решения об одобрении сделок или нескольких взаимосвязанных между собой сделок по отчуждению или приобретению имущества, балансовая стоимость которого составляет 10 % и более размера собственного капитала банка.
15 февраля 2007 года в докладе на IV Красноярском экономическом форуме председатель правления «Банка развития» В.А.Дмитриев обнародовал стратегические планы новой государственной финансовой структуры. По его словам, за пять лет активы Банка развития (ВЭБ) вырастут с $8,9 млрд до $41,8 млрд., а капитал — с $3,3 млрд. до $6 млрд. До 2011 года банк вложит в инфраструктуру, энергетику, ЖКХ, сельское хозяйство и ВПК $35 млрд. Большинство проектов — частно-государственные. На каждый рубль госинвестиций придется, по оценке Дмитриева, три рубля частных вложений, а в особые экономические зоны (ОЭЗ) и технопарках — четыре-пять рублей. Значительную часть ресурсов Банк развития (ВЭБ) будет направлять в регионы через уполномоченные банки, которые возьмут на себя контроль за сметой и реализацией проектов.
8 июня 2007 года Банк развития и внешнеэкономической деятельности (ВЭБ) был зарегистрирован Регистрационной палатой при Министерстве юстиции РФ. В утвержденном Минфином РФ в июле 2007 года «Меморандуме о финансовой деятельности Банка развития (ВЭБ)» прописаны основные принципы его деятельности. В частности, публичность, отсутствие конкуренции с частными финансовыми институтами, безубыточность, а также принцип экологичности и социальной ориентированности проектов. Меморандум установил минимальную сумму кредита в размере 1 млрд руб. Срок окупаемости проектов, кредитуемых Банком развития (ВЭБ) — не менее 5 лет. При этом 80 % выдаваемых кредитов должны быть направлены на долгосрочные и среднесрочные проекты.
2 декабря 2007 года премьер-министр В.И.Зубков подписал распоряжение о выделении из Стабилизационного фонда денежных средств в уставные капиталы институтов развития. В том числе 180 млрд. рублей выделялись Банку развития (ВЭБ) сверх полученных им 70 млрд. рублей. В банковском и экспертном сообществе сразу заговорили о том, что действия Правительства могут серьезно изменить банковскую систему России. До 2007 года российская банковская система юридически являлась двухуровневой. После реорганизации ВЭБа в России, по мнению некоторых экспертов, сформировалась трехуровневая система, в которой ВЭБ занял позицию банка второго уровня. К этому времени уже стали известны 11 проектов на общую сумму 140 млрд. рублей, одобренных Банком развития (ВЭБ) для финансирования на принципах государственно-частного партнерства. Среди них — строительство железнодорожной ветки Кызыл-Курагино-Элегест в Республике Тыва, создание лесоперерабатывающего комплекса в Богучанском районе Красноярского края, развитие городской инфраструктуры водоснабжения и водоотведения в Ростовской области, строительство автомагистрали «Западный скоростной диаметр» и платной автомобильной дороги «Объезд г. Одинцово».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.