КРАСНЫЙ КОД

.

Понедельник, 25 августа. Париж еще оставался отпускным. Как ни странно, парижанки улыбались, а таксист поблагодарил меня за чаевые. Долго это не продлится.
Я вернулся в свой угловой офис на этаже дирекции. Президент должен вернуться только в среду, хорошая новость. У меня оставалось еще два дня, чтобы втянуться в работу, не подвергаясь бессмысленным нападкам. Помощница ожидала меня со одержанным энтузиазмом, разглядывая гору накопившихся за лето писем.


— Здравствуйте, месье. Срочные дела есть? Если нет, то я прочту почту. На это уйдет не меньше часа.
— Не беспокойтесь, работайте с письмами.
Я просмотрел все мейлы и только после этого позволил себе первый утренний кофе. В мое отсутствие ничего серьезного не случилось. Бездействие — закон августа в банках, возможно, еще в большей степени, чем в других структурах. Я помешивал свой эспрессо, когда в приоткрывшуюся дверь заглянул Этьен:
— Можно войти?
— Пожалуйста, заходите.
Этьен отвечал за бэк-офис, службу, которая физически осуществляет все трансакции, контролируя строгое следование правилам. Он попросил меня о встрече сразу по возвращении. Для разогрева мы поговорили об отпусках и о регби. Среди прочего я отвечал за финансовое управление и риски, то есть в мои задачи входил контроль всех процедур, связанных с теми структурированными продуктами, успех которых многие годы активно способствовал взлету показателей Банка.
— Ну, и как там наши парни?
Этьен — я не называю настоящего имени, чтобы сохранить ему шанс найти когда-нибудь работу — откашлялся, причем настолько смущенно, что я ощутил неизбежное приближение дурных вестей.
— В целом — хорошо. В пятницу мы высвободили восемнадцать миллионов, и моральный дух у ребят на высоте…
Он не окончил фразу.
— Но…
Он старательно уводил взгляд в сторону. Мне это не понравилось.
— Похоже, кое-кто из дельты напортачил.
Я ощутил жгучий выброс адреналина. «Дельта форс уан» — одно из ведущих наших подразделений, где собраны элитарные трейдеры Банка. Своего рода витрина, которую мы любим демонстрировать пишущим на финансовые темы журналистам, чтобы произвести на них впечатление. Этот накокаиненный молодняк — большинство со временем даже забывает о камерах наблюдения и вдыхает свой порошок на глазах у охраны, — эти асы обеспечивают до 60 % показателей Банка. Поэтому они находятся непосредственно под покровительством президента, прощающего им немало глупостей. Я же просто закрываю глаза, не забывая при этом… получать копии видеозаписей, которые храню в надежном месте. Никогда не знаешь, что когда пригодится.
— И что это значит?
— На самом деле их вроде бы двое…
— Хорошо, я все понял, рассказывайте дальше.
— Они превысили свой кредитный лимит.
— На сколько?
— Изрядно. Мы вошли в зону красного кода. Красный код означает, что Банк в опасности, так как размеры взятых сверх лимита обязательств велики.
— Когда это началось?
— Трудно сказать, но, похоже, с прошлой среды. Во мне поднималось беспокойство, смешанное с недоверием.
— Четыре дня красного кода в бэк-офисе — и никто не поднял тревогу? За все это время?!
— Дело в том… Эти отпуска… И потом, мы попросили о встрече с вами, как только нас известили. Сегодня утром, Филипп…
— Это кто?
— Шеф секретариата.
— Понятно. А кто виновники?
— Жюльен и Шарль-Анри.

Я был в шоке. Оба считались хорошими работниками, а Шарль-Анри к тому же входил в мою американскую «команду-мечту», привезенную из Нью-Йорка, когда я получил должность в Париже.
— Что будем делать?
Вопрос был одновременно и сложным и неприятным. Этот трус, совершенно очевидно, пытался затащить меня в большую, как я догадывался, кучу дерьма.
Ну и вопрос! Выполняйте свою работу, старина…
Молчание.
— Но… Вы ведь знаете Шарля-Анри, и я подумал, возможно, вам захочется поговорить с ним об этом…
Каков порядок потерь?
Потерь нет. На данный момент.
Объясните.
— Открытых позиций на лишних девятьсот миллионов… — почти неслышным голосом ответил руководитель бэк-офиса.
По опыту мне было известно, что может означать подобное заявление.
— А окончательные результаты?
— Еще нет. Пока не закрыты все позиции…
Я сделал бешеное усилие, чтобы не взорваться.
— И вы ничего не предприняли? Кто об этом знает?
— Никто, кроме вас и Марж из бэк-офиса. Она настояла… Вообще-то и я был согласен, конечно, но… Короче, мы решили, что лучше вас предупредить, сразу же, не медля.
Услышав последнюю фразу, я подскочил.
— Вовсе не сразу же, Этьен, — произнес я вкрадчиво. — Со среды прошло уже… пять дней! Но кто считает, правда?
— Вы правы, но… В общем, в среду у нас появилась уверенность, а подозрения возникли чуть раньше.
— Так, мы продвигаемся! Медленно, но все же продвигаемся, Этьен. «Чуть раньше» — это когда?..
— На самом деле, я полагаю, первые тревожные звоночки прозвучали в позапрошлый четверг… Но вы же были в отпуске, поэтому…

Как мне удалось сохранить спокойствие? Загадка!
— Ладно. Значит, вам двоим уже десять дней известно, что эти придурки нарушили все наши правила безопасности.
— В общем, да. Однако если судить по результатам, то все хорошо. Разве не так?
— Секундочку. Кто поднял тревогу?
Ну… немцы. Вы же знаете, наш основной контрагент по сделкам, Eugex. Но мы не могли…
А эти когда прорезались?
— Вообще-то…
— Когда?
Примерно месяц назад. Но вы же понимаете, ели предупреждать вас всякий раз, как поступает тревожный сигнал такого рода, вам некогда будет Работать…
— Что вы сказали, не понял?
— Во всяком случае, так мне объяснил ваш предшественник.
— Вы не правы. Нужно было сообщить мне немедленно. Сегодня результат положительный, а завтра они потеряют у нас за спиной десять миллиардов. И кто будет отвечать? Вы? Конечно нет!

Я примерно понял ситуацию. Встал из-за стола, и Этьену тоже пришлось подняться.
— Я вас скоро вызову, а пока — больше не задерживаю, — сухо сказал я.
Его лицо из белого стало желтым. Он пробормотал что-то насчет процедур, проверок, ценных кадров, безупречных trade records (перевожу: послужных списков двух юных козлов) и вышел пятясь, словно опасался получить пулю в затылок на пороге моего офиса. Я открыл свою электронную почту и начал печатать: «Уважаемый Этьен, только что Вы с непростительным опозданием сообщили мне информацию, способную поставить Банк под угрозу…»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.
милашка дала в попу боссу на работе на Порнороте