Антверпенская биржа: дом «для торговых людей всех стран и наречий»

.

Биржа в Антверпене (город находился на территории испанских Нидерландов) появилась в 1460-х годах и первоначально была просто площадью, окруженной рядами купеческих лавок. В 1531 году построили специальное здание для биржи, и это стало прецедентом, так как никогда ранее дома исключительно для целей биржевой торговли не строили, хотя средневековые бизнесмены жаловались на неудобства, связанные с пребыванием и заключением сделок на улице. На фронтоне здания была высечена надпись: «Для торговых людей всех стран и наречий». Эта надпись была не случайной, ибо заправляли на Антверпенской бирже иностранцы – в основном итальянцы, португальцы и испанцы. По образу Антверпенской биржи были созданы Лионская (1545), Лондонская Королевская (1566) и другие биржи, которые были в основном товарными и вексельными, но Антверпенская сохраняла лидирующее позиции в Европе.

Международная торговля в Антверпене достигла своего расцвета к середине XVI века, а причинами стали два параллельных рыночных процесса. Во-первых, огромные массы драгоценных металлов, хлынувшие из испанских и португальских владений в Америке и Африке, повлекли за собой заметный дисбаланс цен: стоимость серебра и золота в Европе резко снизилась, в то время как за пределами европейской территории этого не наблюдалось. Чрезвычайно выгодной стала элементарнейшая торговая стратегия – за пределами Европы, главным образом в Азии, покупать за золотую и серебряную монету все, что продается, и сбывать товар на Антверпенской бирже. Во-вторых, чтобы продолжать торговую экспансию и снаряжать новые экспедиции, требовались материалы и промышленные товары: в частности, для постройки кораблей испанцы и португальцы в огромных количествах скупали смолу и лес. А для американских экспедиций требовались промышленные изделия из Голландии, Англии и Германии – холсты, сукно, скобяной товар. Спрос с Пиренейского полуострова привел к промышленному скачку Северной Европы, что, в свою очередь, сказалось и на развитии биржевой торговли.
Антверпенские купцы широко использовали сделки купли-продажи по образцу, когда вместо всей партии однородного товара, например, зерна, покупателю предъявлялась лишь его часть. Купленный же товар в полном объеме он получал на биржевом складе или прямо в порту. Биржа при этом стала институтом, гарантирующим соответствие образца представленного товара всей партии.
Чуть позже стали практиковаться и срочные сделки, первоначально – в силу вынужденной необходимости. Так, одним из главных товаров на бирже был перец, основным поставщиком которого являлась Индия, а монополистом по торговле им – король Португалии. Торговля пряностями приносила 100–200 % прибыли! Индия – Лиссабон – Антверпен – таким был основной путь пряностей. А португальскому королю постоянно нужны были деньги (как это ни удивительно). Поэтому вскоре в Антверпене выработалась практика приобретения товара и оплата части груза вперед, еще во время нахождения флотилий в пути. Однако такие сделки несли в себе риски, поскольку в морях и океанах случаются штормы, да и пираты могли напасть на торговые суда. Таким образом, постоянно возникала проблема установления рыночных цен на пряности (и другие товары) в условиях неопределенности. На бирже ежедневно вывешивался список ожидаемых в порту кораблей, и неприбытие в порт судна было причиной для колебания цен. Для более точного определения цены привлекались даже астрологи! Так или иначе, оборот товаров на бирже ввиду практики срочных сделок ускорился. Соответственно, для его обслуживания требовалось больше денег в единицу времени. Биржа стала настолько «деньгоемким» местом, что наличных денег хватало не всегда. И, несмотря на то, что купцы наряду с использованием векселей стали применять и итальянский опыт долговых обязательств со сроком уплаты в определенный срок (бумаги, подтверждающие дебиторскую и кредиторскую задолженность, поступали на рынок и обращались на нем до взаимного аннулирования, – это был прообраз клиринга), этого было недостаточно. Поэтому в Антверпене, наряду с товарной, зарождается и фондовая биржа. Появляются первые облигации на предъявителя, которые выпускались правительством Нидерландов, отдельными штатами и городами. Поручительством служили подписи известных лиц и компаний, а погашение предусматривалось за счет определенных будущих доходов.
Рост товарных и вексельных оборотов в Антверпене начал притягивать к себе как свободные капиталы для спекулятивных вложений, так и тех, кому были необходимы деньги. К числу последних относились короли, облигации которых также начали появляться на бирже. Но на первых порах из-за сомнений в их кредитоспособности взаймы королям давались лишь небольшие суммы и под высокий процент. Сомнения в платежеспособности государей были вполне обоснованы – так, скоро испанские и французские монархи объявили себя банкротами. В результате разразился первый в истории биржевой кризис, который привел к краху ряда крупных торговых домов.
Говоря об Антверпене, следует также отметить, что там большое развитие получили размен денег, торговля золотом и серебром. То есть, по существу, функционировала и валютная биржа.
Столь мощные перемены в экономике и открывшиеся новые возможности для бизнеса поменяли и сознание людей: теперь оно было ориентировано на стремление к деловому успеху. Кстати, в данной связи сделаем небольшое отступление (поскольку таковые еще будут, назовем его отступлением № 1).

Безбожная прибыль
Как известно, деньги и стремление к наживе сурово осуждаются в мировых религиях, в то время как основа любой экономики – это получение прибыли и реинвестирование. С развитием экономических отношений стало намечаться все более явное противоречие между потребностями бизнеса и нормами морали. Поначалу проблема решалась путем обхода религиозного запрета следующими путями: во-первых, кредиторами выступали иудеи, которым религия запрещала кредитовать под проценты только братьев по вере, а остальных не возбранялось; а во-вторых, европейцы придумали «contractum trinius», или тройной контракт. По нему банк вкладывал в дело заемщика, скажем, 100 золотых в год, при этом за 15 золотых продавал заемщику право на всю прибыль. Из них за 5 золотых банкир покупал страховку на случай убытка. Итог – вполне богоугодный заем под 10 % годовых. В условиях инфляции и постоянно дешевеющих драгметаллов долгосрочное инвестирование стало убыточным, поэтому отказ от старого ценностного стереотипа стал необходимостью. Окончательный разрыв с религиозной традицией ознаменовало письмо Жана Кальвина, французского богослова и реформатора церкви, о ростовщичестве. В нём он писал следующее: «Следует воздать свое теологии… Но Господь вовсе не запрещал всякого барыша, из которого человек мог бы извлечь свою выгоду. Ибо что бы это было? Нам пришлось бы оставить всякую торговлю». В 1543 году император Священной римской империи Карл V специальным указом снял запрет на заем под проценты.

Теперь вернемся к Антверпену. Замечательная и многофункциональная Антверпенская биржа, как и сам город Антверпен, пострадали в борьбе за независимость Нидерландов (напомним, Нидерланды находились под юрисдикцией испанского короля). Не углубляясь в военные действия и стратегии, отметим, что в 70–80 годах XVI века Антверпен пал жертвой междоусобиц с испанцами и в итоге был захвачен и разграблен. Центр торговли из Антверпена (до тех пор самого крупного порта в мире) переместился в Миддлбург, а затем в Амстердам.
Лионская биржа также просуществовала недолго, ее погубила налоговая политика французских королей и эпидемия чумы.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.