Общая модель отмывания денег

.

Процедура легализации преступных доходов (другими словами — отмывание денег) имеет решающее значение для деятельности практически всех форм транснациональной и организованной преступности. Это функция присуща практически всем действиям по созданию прибыли преступными сообществами[3]. Она способствует коррупции, деформирует процесс принятия экономических решений, усугубляет социальные проблемы и подрывает финансовые институты. Банковская система способна быстро и в любом объеме перемещать финансовые средства практически в любую точку мира и поэтому стала весьма привлекательна для криминальных структур и, как следствие, особенно уязвима.


Одними из основных факторов, способствующих беспрепятственному осуществлению легализации преступных доходов, являются:
— несовершенство механизмов контроля и мониторинга за деятельностью финансовых институтов, несоблюдение международных стандартов регулирования финансовой деятельности, разработанных специализированными международными организациями;
— распространение коррупции среди государственных исполнительных, правоохранительных и судебных органов власти;
— невозможность или ограничение возможности обмена финансовой информацией с иностранными правоохранительными органами.

Различные меры экономического характера, призванные исключить или ограничить возможность использования преступниками приобретенных незаконными путями доходов, представляют собой важнейший компонент программ по борьбе с преступностью.
Одна из самых распространенных (встречающаяся как в отечественных, так и в зарубежных источниках) схема отмывания денег включает три стадии: размещение (placement), расслоение (layering) и интеграция (integration). Указанные стадии могут осуществляться одновременно или частично накладываться друг на друга — это зависит от разработанного механизма легализации и от требований, предъявляемых преступной организацией.
На стадии размещения (placement) необходимо изменить форму денежных средств с целью сокрытия их нелегального происхождения. Например, поступления от незаконной торговли наркотиками чаще всего представляют собой мелкие купюры. Конвертирование их в более крупные купюры, чеки или иные финансовые документы часто производится с помощью предприятий, имеющих дело с большими суммами наличных денег (рестораны, гостиницы, казино, мойки машин), используемых в качестве прикрытия. Ответственным сотрудникам финансовых учреждений, в чьи обязанности входит осуществление мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), необходимо хорошо представлять, что легче всего выявлять противозаконные операции на стадии размещения. В связи с этим в кредитных организациях на вооружении риск-подразделений, служб внутреннего контроля и подразделений (отдельных сотрудников), занимающихся ПОД/ФТ, должны быть необходимые методики для выявления источников рисков, связанных с отмыванием денег.
На стадии расслоения (layering) лица, отмывающие деньги, стараются еще больше замести следы, по которым их могут обнаружить. Для этого одни сложные финансовые сделки наслаиваются на другие. Например, для отмывания больших денежных сумм создаются фиктивные компании в странах, отличающихся строгими законами о банковской тайне или слабыми механизмами обеспечения соблюдения законодательных положений, касающихся отмывания денег. Затем «грязные» деньги переводятся из одной фиктивной компании в другую до тех пор, пока не приобретут видимость законно полученных средств.
Вышеупомянутые операции должны быть замаскированы так, чтобы в конечном счете раствориться в совершаемых каждый день законных сделках. Общепринятыми техническими приемами здесь служат различные варианты выдачи «обратных ссуд»[4] и «двойного выставления счет-фактур».
Другие технические приемы наслоения связаны с покупкой дорогостоящих предметов (ценных бумаг, легковых автомобилей, самолетов и яхт), которые часто записываются на имя другого человека (с целью еще больше отдалить преступника от нелегально полученных средств). В последнее время на данной стадии стали активно использоваться технологии ДБО и системы, осуществляющие электронные платежи. Отличие заключается в том, что при ДБО клиентов требуется открытие банковского счета, а электронные платежи могут совершаться без открытия банковского счета (например, системы мобильных платежей позволяют производить платежи со счета мобильного телефона).

На стадии интеграции (integration) преступники пытаются трансформировать денежные доходы, полученные от противозаконной деятельности, в средства, имеющие внешне легальное происхождение (деньги обычно вкладываются в бизнес, недвижимость, покупку драгоценностей и др.).
Поскольку процесс отмывания денег в определенной степени полагается на существующие финансовые системы и операции, то выбор преступниками конкретных механизмов ограничивается лишь их изобретательностью. Деньги отмываются через валютные и фондовые биржи, торговцев золотом, казино, компании по продаже автомобилей, страховые и торговые компании. Частные и офшорные банки, подставные корпорации, зоны свободной торговли, электронные системы и торгово-финансовые учреждения — все эти структуры могут скрывать незаконную деятельность.
Операции, связанные с отмыванием денег, способны значительно увеличить риск потери репутации для финансовых учреждений, негативно влиять на курсы валют и процентные ставки. В конечном счете эти деньги поступают в глобальные финансовые системы, где могут подрывать экономику и валюту отдельных стран, создавая серьезную угрозу для национальной и международной безопасности. В результате происходит подрыв целостности финансовых рынков, при котором финансовые институты, полагающиеся на доходы от преступных деяний, сталкиваются с дополнительными трудностями, стремясь адекватно управлять своими активами, обязательствами и операциями. Например, крупные суммы отмытых денег могут поступить в финансовое учреждение, но затем внезапно бесследно исчезнуть через электронные переводы в ответ на такие нерыночные факторы, как операции правоохранительных органов. Это может привести к проблемам с ликвидностью и перегрузкам в банках.
В некоторых странах с формирующейся рыночной экономикой незаконные доходы могут намного превосходить государственные бюджеты, что приводит к утрате правительственного контроля над экономической политикой. В ряде случаев огромная база активов, накопленная за счет отмывания денег, может использоваться для спекулятивной скупки рынков или даже целой экономики небольшой страны.
Операции, связанные с легализацией незаконно полученных доходов, могут также отрицательно влиять на валюты и процентные ставки, поскольку лица, отмывающие свои доходы, реинвестируют средства в те области, где менее вероятно раскрытие их схем, а не в те, где выше норма отдачи.
Операции, направленные на отмывание денег, снижают налоговые доходы правительства (тем самым наносят косвенный ущерб честным налогоплательщикам). Как правило, данная потеря доходов означает более высокие ставки налогообложения по сравнению с нормальной ситуацией, при которой преступные доходы были бы законными и облагались налогами. Следует отметить, что отмывание денег может проходить в форме приватизации. Преступники располагают финансовыми средствами, позволяющими давать за предприятия, прежде находившиеся в государственной собственности, более высокие цены, чем легальные покупатели. Приватизационные инициативы часто бывают экономически выгодными, они могут также служить механизмом отмывания денег.
Для стран, участвующих в отмывании денег, возникает риск потери репутации. Его значимость возрастает в условиях современной глобальной экономики. Различные финансовые преступления (мошенничество в крупных размерах, хищения посредством операций с ценными бумагами на основе внутренней информации о деятельности компании-эмитента и др.) подрывают доверие к рынкам, а прибыль перестает быть показателем экономических возможностей. Создающаяся вследствие этого негативная репутация препятствует устойчивому росту экономики и одновременно привлекает международные преступные организации с сомнительной репутацией, преследующие краткосрочные цели. Для восстановления финансовой репутации страны необходимо вложение значительных государственных ресурсов, что можно было бы осуществить путем надлежащего контроля над отмыванием денег.
Рост количества операций, направленных на отмывание денег, ведет к увеличению государственных расходов на правоохранительные органы (создание специализированных подразделений) и здравоохранение (например, лечение наркотической зависимости) для преодоления возникающих серьезных последствий.
Большинству финансовых транзакций свойственен некоторый след, однозначно привязывающий сумму к конкретной персоне. Преступники избегают использовать традиционные платежные системы типа чеков, кредитных карточек и т. д. именно в силу наличия этого следа. Они предпочитают использовать наличность (так как это анонимно). Физическая наличность имеет весьма существенные неудобства, связанные с большим объемом и массой[6], поэтому лица, специализирующиеся на отмывании денег, стараются использовать различные способы перемещения денежных средств, где можно избежать жестких требований к идентификации. И системы электронных платежей стали для них в какой-то степени просто находкой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.