Спасение отрасли «икс»

.

Все кулуары Конгресса заполнены ходоками от отрасли «икс». Отрасль «икс» больна. Отрасль «икс» умирает. Ее необходимо реанимировать. Спасти же «икс» могут только таможенные пошлины, более высокие цены или субсидия. Если ей позволить умереть, то рабочие будут выброшены на улицу. Обслуживающие их арендодатели, бакалейщики, мясники, магазины одежды и местные кинотеатры разорятся, депрессия будет распространяться все более широкими кругами. Но если отрасль «икс» при помощи быстрых действий Конгресса спасти – о, тогда! Она будет приобретать оборудование у других отраслей; больше людей будет занято; больше работы будет у мясников, пекарей и производителей неоновых вывесок, и далее, все расширяющимися кругами будет распространяться процветание.


Очевидно, что это является лишь обобщенной формой случая, который мы только что рассматривали. В нем отраслью «икс» было сельское хозяйство. Но существует множество других отраслей «икс». Два из наиболее примечательных примеров – угольная и сереброплавильная отрасли. Конгресс, пытаясь спасти сереброплавильную отрасль, своими действиями нанес неисчислимый ущерб. Одним из доводов в пользу плана спасения был тот, что он помог бы «Востоку». Одной из реальных целей этого плана было вызвать дефляцию в Китае, который придерживался в то время серебряного стандарта, и заставить Китай отказаться от него. Казначейство США было вынуждено приобретать по ценам, многократно превышающим рыночные, запасы ненужного серебра и складировать его в подвалах. Основных политических целей «серебряных сенаторов» можно было бы в равной степени и с меньшей степенью ущерба и издержек достичь, выплачивая прямую субсидию владельцам рудников или их рабочим, но Конгресс и налогоплательщики никогда не одобрили бы такого открытого воровства, не будь оно подкреплено идеологическим трюком – обоснованием «ведущей роли серебра для национальной валюты».
Для спасения угольной отрасли Конгресс принял акт Гаффи, в соответствии с которым владельцам угольных шахт не только разрешалось, но их просто вынуждали сговариваться и не продавать продукцию ниже определенных минимальных цен, фиксировавшихся правительством: и хотя Конгресс начал фиксировать цены на уголь, правительство вскоре обнаружило (вследствие различий в размерах, существования тысяч шахт, отгрузок в тысячи разных мест назначения железной дорогой, грузовиками, кораблями и баржами), что приходится фиксировать 350 тысяч разных цен на уголь[08] . Одной из целей этой попытки сохранить цены на уголь выше конкурентного рыночного уровня было ускорение тенденции к замене потребителями угля такими источниками энергии и тепла, как нефть, природный газ и гидроэлектроэнергия. Сегодня мы обнаруживаем обратную ситуацию: правительство пытается форсировать переход от потребления нефти к потреблению угля.
Нашей целью не является отслеживание всех результатов, исторически появляющихся от усилий по спасению отдельных отраслей; мы должны выявить лишь главные из них, с необходимостью появляющиеся от усилий по спасению отрасли.
Могут доказывать, что ту или иную отрасль необходимо создавать или защищать, исходя из интересов военно-промышленного комплекса. Может доказываться и то, что та или иная отрасль будет разрушена налогами или уровнем заработной платы, диспропорциональными в сравнении с другими отраслями; или, в случае коммунального предприятия, что оно вынуждено оказывать услуги населению по определенным тарифам и ставкам, что не позволяет ему иметь нормальную норму прибыли. В зависимости от конкретного случая, такие доводы могут быть как справедливыми, так и несправедливыми. Это не является предметом нашего рассмотрения сейчас. Нас интересует лишь один довод в пользу спасения отрасли «икс»: что, мол, если позволить ей сократиться в размере или погибнуть под воздействием свободной конкуренции (всегда называемой отраслевыми защитниками не иначе как «попустительской», «анархической», «перегрызающей горло», действующей по законам «волчьей стаи», «выживания джунглей»), то она потянет вниз за собой всю экономику, а вот если ей дать искусственно выжить, то она поможет всем остальным.
То, что мы сейчас обсуждаем, является ничем иным, как обобщенным случаем аргументации, приводимой в пользу паритетных цен на фермерскую продукцию или тарифной защиты для любого числа отраслей «икс». Довод против искусственно завышенных цен применим, конечно же, не только к фермерской, но и к любой другой продукции, точно так же, как доводы, обнаруженные нами против тарифной защиты отдельной отрасли, относятся и к любым другим отраслям.
Но всегда имеется множество различных схем для спасения отраслей «икс». Помимо уже рассмотренных, существует два основных типа таких предложений, и мы их кратко разберем. Первое: утверждается, что отрасль «икс» «переполнена», и необходимо сделать так, чтобы другие фирмы или компании не могли в нее проникнуть. Второе: доказывается, что отрасль «икс» необходимо поддерживать прямыми правительственными субсидиями.
Итак, если отрасль «икс» действительно «переполнена» в сравнении с другими отраслями, то нет необходимости в запретительном законодательстве, предотвращающем проникновение в отрасль нового капитала или новых рабочих. Новый капитал никогда не стремится в отрасли, очевидно умирающие. Инвесторы никогда энергично не ищут отрасли с максимальными рисками потерь и к тому же с минимальной отдачей. То же самое относится и к рабочим, когда у них есть какая-либо лучшая альтернатива: они не пойдут работать в отрасли, где заработные платы самые низкие, а перспективы стабильной занятости менее обещающи.
Если новый капитал и новая рабочая сила насильственно удерживаются от проникновения в отрасль «икс», то как бы и кем бы это ни делалось – монополиями, картелями, политикой профсоюзов или законодательством, – это лишает капитал и рабочую силу свободы выбора. Это вынуждает инвесторов вкладывать капитал туда, где отдача ожидается менее обещающей в сравнении с отраслью «икс», а рабочих – идти на работу в отрасли даже с еще более низкими заработными платами и перспективами, чем те, которые они могли бы найти в якобы слабой отрасли «икс». Это означает, таким образом, что и капитал, и труд используются менее эффективно, чем могли бы, если бы им было предоставлено право своего, свободного выбора. Это означает, следовательно, снижение объемов производства, которое отражается с необходимостью в снижении среднего уровня жизни.
Этот более низкий жизненный уровень будет вызван либо более низкими средними заработными платами, чем они были бы в ином случае, или более высокой средней стоимостью жизни, или комбинацией обоих факторов. (Точный результат будет зависеть от того, какая при этом проводится денежная политика.) Но в самой отрасли «икс» при помощи политики ограничений заработная плата и отдача по инвестированному капиталу, естественно, должны быть на более высоком уровне, чем в противном случае; но заработная плата и отдача капитала в других отраслях будут форсированно удерживаться на более низком уровне, чем это могло бы быть. Отрасль «икс» будет выигрывать лишь за счет отраслей А, В и С.
3.
Те же самые результаты последуют за любой попыткой спасти отрасль «икс» прямыми субсидиями из государственной казны. Это будет означать не что иное, как перевод богатства, или дохода, в отрасль «икс». Налогоплательщики потеряют ровно столько же, сколько работники отрасли «икс» приобретут. Величайшее достоинство субсидии, с точки зрения общественности, заключается в том, сколь очевидным она делает этот факт. Возможности интеллектуального запутывания, сопровождающего доводы в пользу тарифов, фиксирования минимальных цен или монополистических исключений, становятся намного меньше.
На примере субсидий становится очевидным, что та сумма, которую теряют налогоплательщики, получает отрасль «икс». Также должно быть ясно и то, как следствие, что другие отрасли должны потерять ровно столько же, сколько отрасль «икс» получит. Они должны оплатить часть налогов, используемых для поддержки отрасли «икс». У потребителей, поскольку с них взимают налог для поддержки отрасли «икс», ровно на столько же меньше будет доход, который они смогут использовать на приобретение других вещей. В результате другие отрасли в среднем должны стать меньше, чем могли бы быть в ином случае, с тем чтобы отрасль «икс» могла стать больше.
Но результатом этой субсидии не будет лишь перераспределение богатства, или дохода, или совокупное сокращение других отраслей в той же мере, в какой отрасль «икс» вырастет.
В результате также (и это – момент, когда и государство в целом несет чистый убыток) и капитал, и труд вымываются из отраслей, в которых они используются наиболее эффективно, в направлении отрасли, где они используются менее эффективно. Создается меньше богатства. Средний жизненный уровень становится ниже в сравнении с тем, каким он мог бы быть.
4.
Подобные результаты по сути внутренне присущи любым доводам в пользу субсидирования отрасли «икс». Благодаря борьбе своих друзей отрасль «икс» сокращается или умирает. Но почему, можно задаться вопросом, ее необходимо сохранять жизнеспособной при помощи искусственного дыхания? Идея, заключающаяся в том, что при расширяющейся экономике все отрасли должны постоянно расти, по сути своей ошибочна. Чтобы новые отрасли могли довольно быстро расти, обычно достаточно того, чтобы некоторые старые отрасли были сокращены или прекратили свое существование. Этим они способствуют высвобождению необходимого капитала и рабочей силы для новых отраслей. Если бы мы хотели искусственно сохранить существование двухместных колясок с лошадьми как бизнес, мы должны были бы замедлить развитие автомобильной отрасли и всех связанных с нею занятий. Мы должны были бы снизить производство богатства и замедлить экономический и научный прогресс.
Однако именно это мы и делаем, когда пытаемся не дать умереть отрасли, только чтобы защитить уже квалифицированную рабочую силу и инвестированный в нее капитал. Сколь бы ни казалось это кому-то парадоксальным, для здоровья динамичной экономики также необходимо, чтобы умирающим отраслям было позволено прекратить свое существование, как и растущим – позволено расти. Первый процесс необходим для второго. В равной степени глупо сохранять устаревшие отрасли, как и пытаться сохранять устаревшие методы производства: зачастую эти два способа фактически являются описанием одного и того же. Усовершенствованные методы производства должны постоянно заменять устаревшие, если старые потребности и новые желания требуется удовлетворять лучшими товарами и средствами.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.
Fanfaro, масло для легковых автомобилей fuchs oil. | orthomol, full