Хроника пикирующей экономики

.

2 марта 2008 года в день выборов Президента Российской Федерации экспортная цена российской нефти сорта Urals поднялась до $100 за 1 баррель, пробив очередную психологически важную отметку. Мало кто сомневался, что Президентом Российской Федерации станет преемник В.В.Путина — первый вице-премьер Медведев Д.А. Избирателям же, по-видимому, следовало расценивать 100-долапровый рекорд Urals, как доброе предзнаменование для нового президентского правления. Дальнейшее укрепление номинального курса рубля, или ревальвация, которая имела место в течение первой половины 2008 года, для профессионалов валютного рынка (в отличие от миллионов обывателей) не стало большой неожиданностью, однако, большинство прогнозов относительно дальнейшего развития событий оказались неоправданно оптимистичными.


Весной 2008 года, когда кризис уже обрел свои очертания на Западе и тихо вползал в Россию в виде инфляции, многие представители экспертного и банковского сообщества все еще надеялись на то, что наша страна может оказаться в стороне от «идущих с Атлантики штормов и непогод». Ипотечный кризис США, перекинувшийся в Европу, привел к дестабилизации всей мировой валютно-финансовой системы. Эксперты предполагали, что банки во всем мире потеряют на нынешнем кризисе до $30 млрд. Реальность превзошла худшие ожидания. В начале 2008 года банки списали около $125 миллиардов своих активов, что привело к серьезному падению их акций. Индекс европейский банков (DJ Stoxx European banks index), по сравнению с июнем 2007 года, упал почти на 40 %.
Швейцарский банковский гигант UBS объявил, что его суммарные списания в результате ипотечного кризиса в США увеличились более чем вдвое и достигли $37,4 млрд. В Германии больше всего от последствий кризиса американской ипотеки пострадал мюнхенский «Hypo Real Estate», специализирующийся на выдаче ипотечных кредитов. Его капитализация упала на 72,09 %, что превышает масштаб падения, например, американской «Citigroup» — ее акции просели «всего» на 62,74 %. Следом за «Hypo Real Estate» шел франкфуртский «Commerzbank», — стоимость акций второго размеру активов немецкого банка упала на 51,68 %. Акции Deutsche Bank потеряли в цене 38,3 %.
Власти США и стран Европы предприняли ряд мер по смягчению кризиса. Так, в начале марта 2008 года британское правительство национализировало «Northern Rock», германское правительство предприняло меры по спасению «IKB», а Bank of America (банк федерального резерва) приступил к санации инвестиционного банка «Merrill Lynch». Чтобы остановить панику среди вкладчиков, Банк Англии пошел на беспрецедентный шаг — предоставил государственные гарантии всем вкладчикам банков Соединенного Королевства. Общая сумма госгарантий составила более $55 млрд. — примерно три четверти оборонного бюджета страны.
Финансовые власти Нидерландов, Бельгии и Люксембурга выделили $16,1 млрд для спасения крупнейшего бельгийского банка Fortis, активы которого составляют $1,5 трлн. Меры по поддержанию рынка предприняли власти азиатских стран. В частности, Банк Японии выделил на поддержание ликвидности банковской системы страны $25 млрд.
16 марта 2008 крупнейший американский банк JPMorgan Chase сообщил о приобретении «Bear Stearns», который еще недавно считался одним из его основных конкурентов. Шок у инвесторов вызвала цена покупки — два доллара за акцию, а вся сделка обошлась всего в $236,2 млн. За считанные недели стоимость Bear Stearns снизилась в десятки раз. Масштабы взаимосвязей между «Bear Stearns» и глобальной финансовой системой, равно как и последствия коллапса, которые могли произойти, огромны. Сообщения в западной прессе говорят о том, что «Bear Stearns» имел контракты с корпорациями всего мира на сумму в $2,5 триллиона. Газета «Wall Street Journal» в своем репортаже о дискуссии, в которой приняли участие глава ФРС Бен Бернанке, другие высокопоставленные должностные лица ФРС, министр финансов Генри Полсон и замминистра финансов Роберт Стил, заметила, что «если бы они допустили банкротство „Bear Stearns“, то другие киты Уолл-Стрит могли бы погореть вместе с ним». Такой поворот событий мог привести к полному прекращению выдачи кредитов, что сразило бы и другие банки Уолл-Стрит и повлекло бы за собой крах биржи в «масштабах 1987 года», нанеся американской экономике «неописуемый ущерб».
По мнению бывшего председателя ФРС США Алана Гринспэна, кризис, подобный происходящему, случается раз или два в столетие, и в его основе лежит страх того, что ведущие финансовые институты окажутся неплатежеспособны". Свои соображения по поводу того, что следует, а что не следует денежным властям всех стран в этих условиях делать, он изложил в статье, опубликованной 5 августа 2008 года в «Financial Times». В частности, он предостерегал их от чрезмерной активности, которая может принести больше вреда, чем пользы. По мнению самого авторитетного в мире финансовый гуру, кризис неплатежеспособности завершится лишь тогда, когда стабилизируются цены на недвижимость в США. Если же правительства, обеспокоенные положением в своих банковских системах и ускоряющейся инфляцией, будут ужесточить госконтроль за экономикой, — отмечал он, — то «процесс глобализации может развернуться в обратную сторону, и это будет иметь ужасные последствия».
Основным фактором, определяющим цены на мировом фондовом рынке, Гринспэн назвал ставку дисконтирования инвесторами будущих денежных потоков, которая будет зависть от уровня свободы рынков, распространения капитализма и степени глобализации. А поведение фондовых рынков будет показывать, насколько удачно финансовая система переживает кризис и в какой степени банкам удается провести рекапитализацию.
Российские государственные и частные коммерческие банки не принимали непосредственного участия в игре с производными финансовыми инструментами. На российских торговых площадках подобные инструменты не торгуются. Тем не менее, российские компании и банки получили тяжелейший удар. Их возможности привлечения дешевых финансовых ресурсов за рубежом стали еще более ограниченными.
В феврале 2008 года Сбербанк привлек от Центробанка рекордный объем средств — более 125 млрд, рублей; при этом значительная часть этой суммы была направлена на рынок МБК. Впервые за последние десять лет Центробанк поднял ставку рефинансирования: с 4 февраля она выросла на 0,25 %, до 10,25 %. Одновременно регулятор изменил параметры других ставок, в том числе ставки по аукционам прямого РЕПО, давно называемой банками «неприкасаемой», и ужесточил часть нормативов резервирования, в том числе по зарубежным кредитам.
13 марта 2008 года президент Московской международной валютной ассоциации (ММВА) А.Н.Мамонтов направил открытое письмо первому зампреду Центробанка А.В.Улюкаеву, в котором написал: «Напряженность с ликвидно-стью на россий-ском межбанковском рынке не спадает, и угроза нового банковского кризиса, аналогичного тому, который разразился летом 2004 года, остается достаточно высокой». По мнению г-на Мамонтова, все меры, которые принимает Центробанк, в большей степени помогают банкам «первого круга» и гораздо в меньшей степени — остальным банкам. При этом он отметил, что кризис 2004 года как раз и начался с банков второго и третьего эшелонов.
2 апреля в Москве состоялся XIX съезд Ассоциации российских банков. Основная тема — «Расширение кредитования — важнейший фактор экономического роста России». Руководство АРБ предложили свой план решения этой проблемы, изложенной в документе, известном в банковском и экспертном сообществе под названием «Девятнадцать тезисов Тосуняна».
После исполнения гимна России были зачитаны поступившие в адрес съезда телеграммы, начиная с самой главной.

2 апреля 2008 года ПРИВЕТСТВИЕ

Участникам и гостям XIX съезда Ассоциации российских банков.

Приветствую участников и гостей XIX съезда Ассоциации российских банков.
Ваш форум по праву является значимым событием в деловой жизни России, авторитетной площадкой для обсуждения ключевых направлений и задач развития банковской отрасли. Он традиционно собирает руководителей банков и банковских объединений, представителей министерств и ведомств, крупных учёных и экспертов для компетентного профессионального разговора, обмена опытом, совместного поиска путей решения актуальных проблем.
Современная стабильная банковская система — это серьёзный фактор устойчивого экономического роста в стране. От её эффективной работы во многом зависит реализация масштабных инвестиционных проектов и социальных программ, обеспечение граждан доступными кредитами. И очень важно, что все последние годы показатели отечественного банковского сектора растут ускоренными темпами.
Уверен, что принятые на съезде решения и рекомендации будут способствовать повышению уровня капитализации банков, качества банковских услуг. И в целом — содействовать дальнейшему укреплению российской финансовой системы.
Желаю вам плодотворной работы и всего самого доброго.

В.ПУТИН

Президент АРБ Г.А.Тосунян в отчетном докладе отметил, что по итогам 2007 года зафиксированы высокие темпы прироста активов и капиталов банков в России. По активам, банковская система прибавила за год 50 %, а по капиталу — 57,8 %. Объём депозитов физических лиц в коммерческих банках увеличился на треть. Также он подчеркнул, что роль кредитных организаций, на сегодняшний день, в обеспечении экономики финансовыми ресурсами, крайне мала. Доля банковских кредитов, в структуре источников финансирования капиталовложений предприятий, всего 8-10 %. Тревожит и тот факт, что сумма средств, в кредитном обороте, за 6 лет выросла всего в 2,8 раза, тогда как объем средств, находившихся в распоряжении правительства, увеличился в 6 раз. То есть Россия развивается по пути распределительной экономики. Еще один немаловажный вопрос, который озвучил Тосунян, это то, что Россия должна стать центром сосредоточения крупных международных капиталов и масштабного проведения международных финансовых операций, а Москва вправе претендовать на роль международного финансового центра.
Инвестиционный задор президента АРБ остудил председатель Центробанка С.М.Игнатьев, который заявил, что в 2008 году произойдет заметное снижение темпов кредитования населения и предприятий России — с 53 до 40–38 % в год. Глава Центробанка отметил, что условия проведения денежно-кредитной политики существенно изменились. Связано это с американским ипотечным кризисом, который вызвал дефицит ликвидности на мировых финансовых рынках. И теперь создает трудности для российских банков и предприятий, которые привыкли кредитоваться на Западе. Рефинансировать эту задолженность, получить новые кредиты становится все труднее. В нынешней ситуации рефинансирование этих обязательств для крупнейших заемщиков среди государственных компаний, скорее всего, пройдет без особых проблем, а вот многие частные заемщики могут столкнуться с большими проблемами. Он также предупредил банкиров о том, что Центробанк не исключает дальнейшего повышения ставки рефинансирования и отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР).
Остановился Игнатьев и на наболевшем для бизнеса вопросе — укреплении курса рубля. Он отметил, что «укрепляя рубль сегодня, мы увеличиваем вероятность его ослабления в недалеком будущем». По его словам, в платежном балансе страны в 2007 году произошли серьезные изменения. Импорт увеличился на 36 %, а экспорт вырос всего на 17 %. В результате такой динамики впервые за последние несколько лет сальдо текущего счета платежного баланса существенно сократилось: с $94 млрд. в 2006 г. до $78 млрд. в 2007 г.
Зато банкиров приятно порадовал первый вице-премьер А.Д.Жуков. Он не только поддержал девятнадцать тезисов, но даже высказался за то, чтобы в ближайшее время на правительственном уровне решить проблему высокорискованного кредитования малых предприятий: «Будем предлагать, чтобы один из госбанков стал специализированным банком по обслуживанию малого и среднего бизнеса».
Вступивший в дискуссию председатель Совета директоров «МДМ-банка» О.В.Вьюгин заявил о том, что банкам не стоит надеяться на то, что долгосрочные государственные ресурсы станут для них постоянным источником фондирования. «Сейчас, — говорил он, — налицо попытки рассчитывать на то, что можно использовать остатки на бюджетных счетах, средства госкорпораций в качестве источника фондирования. Теоретически это возможно, но практически эффективность такого использования ограничена грамотным управлением ликвидностью. Если здесь допустить ошибки, то можно попасть в очень непростую ситуацию, особенно с учетом того, что государственные деньги — очень неустойчивый источник финансирования. Госкорпорации сегодня предоставляют их, потому что еще не начали свои инвестиционные программы, но они их начнут, это их прямое назначение. Получается, что, с одной стороны, они могут быть источником фондирования для банков, но, с другой, ситуация в любой момент может измениться, и этого источника не станет. Остаются остатки бюджетных средств. Да, это вроде бы устойчивые пассивы. Но и здесь никто не может быть застрахован от изменения ситуации».
С 1 июня 2008 года Центробанк установил новые нормативы отчислений в фонд обязательного резервирования. Ставки по обязательствам кредитных организаций перед банками-нерезидентами в рублях и иностранной валюте выросли с 5,5 % до 7 %; перед физическими лицами в рублях — с 4,5 % до 5 %; по всем остальным — с 5 % до 5,5 %. В экспертном сообществе эти меры расценили, как попытку Центробанка ограничить заимствования банковской системой иностранных кредитов и побудить банки к ужесточению требований к заемщикам при выдаче потребительских кредитов. В опубликованном Центральным банком в начале июля «Обзоре банковского сектора Российской Федерации» сообщается, что за первое полугодие 2008 года объем кредитов, предоставленных банками нефинансовым организациям, с начала года увеличился на 1,8 трлн. руб. и достиг 11,12 трлн. руб. Аналогичные темпы роста банки показали и в рознице: кредиты физлицам выросли на 0,6 трлн. руб. и на 1 июля составили 3,59 трлн. руб.
Обеспокоенный стремительным ростом кредитования и увеличением доли «плохих» кредитов, Центральный банк издал в июле 2008 года новые рекомендации к исполнению банками положения 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности». В документе, например, говорится, что в случае снижения чистых активов или выручки заемщика более чем на 20 % за квартал, его финансовое положение признается средним, а кредит попадает во вторую категорию качества с резервом не менее 10 % (по первой категории резерв нулевой). При дефиците выручки свыше 20 % кредит объявляется «плохим», и банк обязан сформировать по нему резерв до 50 %.
В июле 2008 года Президент Д.А.Медведев, проникнувшись непростой ситуацией с рефинансированием долговых обязательств российских компаний, попросил правоохранительные структуры и властные органы перестать «кошмарить» бизнес. По его мнению, отечественных предпринимателей замучили проверками и «наездами» по коммерческим наводкам. Высказывание главы государства быстро стало крылатым выражением, которое не гнушаются использовать в своей речи все россияне. Позже Президент Д.А.Медведев обратился с просьбой уже к представителям делового сообщества: «Я понимаю, что бизнесу работать нелегко, что бюрократический аппарат у нас еще тяжелый, но не надо скулить».
В конце первой декады августа 2008 года ставка однодневных долларовых межбанковских кредитов LIBOR, на протяжении первой половины 2007 г. не превышавшая 5,3–5,5 % в годовом исчислении, впервые с начала 2001 г. перевалила отметку 6 % годовых, что вновь свидетельствовало о возникновении в мировой финансовой системе весьма серьезного дефицита ликвидных средств. Финансовые власти США и стан ЕС в срочном порядке проводили многомиллиардные валютные интервенции на своих рынках, чтобы предотвратить обвал фондовых рынков. А инвесторы в панике продавали акции. В результате фондовые индексы Европы и Азии потеряли 2–5%.
Правительство Франции объявило о предоставлении банковской системе гарантий по межбанковскому кредитованию на?320 млрд. Специально для этих целей будет создана особая финансовая компания, при этом услуги государства по такому гарантированию будут для банков платными. Еще? 40 млрд. французские власти готовы до конца года выделить на рекапитализацию банков. Правительство Германии также заявило о плане поддержки финансового сектора общим объемом?480 млрд., из которых? 400 млрд пойдет на гарантии межбанковских кредитов, а еще?80 млрд предусмотрено на рекапитализацию банков.
11 августа 2008 года ставки на российском рынке МБК для банков первого круга достигали 8 % против 4–5% в начале месяца. Таких высоких ставок по однодневным межбанковским кредитам (8,01 % на 11 августа) рынок не видел с июня 2004 года, когда ситуацию однозначно квалифицировали как кризис ликвидности. Резко возрос объем средств, привлекаемых на аукционах прямого РЕПО. 11 и 12 августа они превысили 200 млрд. руб.
Для того чтобы улучшить ситуацию с ликвидностью, 12 августа Министерство финансов разместило на депозитных счетах в Сбербанке, ВТБ и РСХБ 119 млрд. руб. временно свободных бюджетных средств по ставке 8 % в годовом исчислении. Объем сделок прямого РЕПО достиг рекордных показателей, составив 1861,8 млрд. руб. Ситуацию это не спасло. К 16 сентября средневзвешенная ставка на рынке МБК по однодневным кредитам (overnight) поднялась до 12,63 %. Для банков второго и третьего круга ставки по однодневным кредитам доходили до 40 %. Весьма некстати пришлось очередное — с 1 сентября — повышение ставки отчисления в фонд обязательных резервов, высосавшее из банковской системы около 100 млрд. рублей. Соответствующее решение было принято Центробанком еще в начале лета, и к концу августа неадекватность этого ужесточения была очевидна для всех. Но, как известно, бюрократическая машина заднего хода не имеет.
11 сентября Банк России, устами первого зампреда А.В.Улюкаева, признался в том, что российскую банковскую систему накрыл кризис ликвидности, подобный тому, который случился осенью прошлого года. По его словам, российские банки остро нуждаются в заемных средствах для проведения операций, что, впрочем, уже не новость для тех, кто был в курсе ситуации на рынке межбанковского кредитования. Газпромбанк — один из трех столпов рынка биржевого репо (наряду со Сбербанком и ВТБ) — просто ушел с рынка, в итоге с 15 сентября началось тотальное закрытие лимитов, и получить кредит под залог ценных бумаг стало практически невозможно.
В сентябре 2008 года мировой финансовый кризис вышел на новый опасный виток. ФРС США взяла под свой контроль две крупнейшие ипотечные компании («Fannie Mae» и «Freddie Mac»), оказавшиеся на грани банкротства. 15 сентября четвертый по размерам инвестиционный банк США «Lehman Brothers» после 158 лет успешной деятельности обратился с заявлением о банкротстве. Сумма указанных в списке активов составила более $600 млрд. 76 заграничных подразделений банка в 15 странах приостановили или вовсе прекратили свою деятельность.
Сразу же после краха «Lehman Brothers» спрэд (разница) между ставкой межбанковского кредитования LIBOR и ставкой ФРС поднялся более чем на четыре процентных пункта. В нормальной экономической ситуации этот спрэд составляет около 0,25 процентных пунктов. Регуляторы по обе стороны океана обвиняли S&P, Fitch и Moody's в неадекватной оценке облигаций, обеспеченных американскими ипотечными кредитами. Все обвинения сводятся к одному вопросу: почему бумаги, которым в январе были присвоены рейтинги ААА, к августу «внезапно» обесценились на 50 % и стали фактически неликвидными?
25 сентября JP Morgan объявил о приобретении за $1,9 млрд. шестого по величине банка США «Washington Mutual» (WaMu), располагавшего активами на сумму $310 млрд. WaMu стал тринадцатым коммерческим банком США, разорившимся в этом году. Следующей жертвой финансового кризиса могла стать AIG — крупнейшая в мире страховая компания, страхующая буквально от всего, кроме как от космической катастрофы нашей планеты. Потенциальные размеры ее убытков огромны — более $100 млрд. Для обсуждения судьбы AIG руководители крупнейших компаний Уолл-стрит провели экстренное совещание в Федеральном резервном банке Нью-Йорка. По всему миру в AIG застрахованы 74 миллиона различных компаний, объектов недвижимости и т. д. Одних только ипотечных облигаций в ее портфеле на $441 млрд. Падение AIG вызвало бы всемирный крах страхового бизнеса и вообще всей мировой финансовой системы, которая без страхования просто не может работать. ФРС выделила AIG ссуду в размере $85 млрд. в обмен на 80 % её акций.
Общая стоимость списанных кредитными учреждениями и инвестфондами США и Европы активов составила в сентябре около $230 млрд. Рекордсменом по списаниям оказался банк UBS, потерявший $37,4 млрд. В середине октября были близки к коллапсу два банковских гиганта Соединенного королевства «Royal Bank of Scotland» и «HBOS». Министерство финансов Великобритании и Банк Англии предоставили им стабилизационные кредиты в размере 350 млрд. фунтов стерлингов, с поспешностью и на условиях, которые глава Royal Bank of Scotland сэр Фред Гудвин (Sir Fred Goodwin) сравнил с «расстрелом из проезжающего автомобиля».
Вышеупомянутые события в США и Великобритании спровоцировали резкое падение биржевых индексов по всему миру. Причем в этот раз обвала не избежали и крупнейшие российские торговые площадки: РТС и ММВБ. 16 сентября 2008 года основные российские фондовые индикаторы РТС и ММВБ приостанавливали торги в связи с резким падением котировок. Индекс ММВБ обрушился на 17,45 %, индекс РТС рухнул на 11,47 %. Упали в цене не только акции, но и долговые обязательства, включая государственные ОФЗ. Иностранные инвесторы активно продавали российские активы и выводили средства за рубеж. «Газпром» — гордость государственной корпоративной политики — обесценился настолько, что выпал из десятки крупнейших мировых компаний по капитализации. За несколько дней индекс РТС провалился значительно ниже уровня 1500–1600 пунктов, который биржевые аналитики считали «дном» рынка и на котором многие инвесторы начали скупать бумаги в надежде на их скорый рост. Надежды рухнули, и у инвесторов родилась горькая шутка: «Купи себе „дно“ и получи второе бесплатно».
Чистый отток капитала из России в сентябре 2008 года достиг $25 млрд. В абсолютном выражении это исторический максимум, если же сделать поправку на масштаб экономики, то цифра месячной утечки в сентябре соответствует примерно 19 % ВВП. Для сравнения, в кризисном III квартале 1998 года чистый отток капитала составил 20 % ВВП, то есть бремя утечки примерно сопоставимо. Главный канал утечки капитала из страны — вывод крупнейшими российскими кредитными организациями и «дочками» иностранных банков валютных активов на зарубежные счета. Вероятно, они делали это как в целях хеджирования валютного риска в условиях слабеющего рубля (по отношению к доллару, который пока еще остается основной валютой внешнего кредитования), так и для резервирования средств под расчеты с кредиторами в условиях возникших проблем с рефинансированием. Так, в сентябре чистое погашение внешних займов российскими банками составило $7,6 млрд.
События на российском рынке дали повод американским чиновникам толковать их в политическом свете. Заместитель госсекретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэл Фрид, выступая на слушаниях в сенатском комитете по вооруженным силам, заявил, что бегство капитала из России, это — «только первые признаки той цены, которую России придется заплатить за удар по Грузии». Таким образом, военная авантюра Президента Грузии М.Н.Саакашвили в Южной Осетии в первых числах августа 2008 года приобрела характер события всемирно-исторического значения. Никакого прямого существенного экономического ущерба России 5-дневная война с Грузией не принесла, хотя взятие на баланс Южной Осетии и Абхазии в будущем, конечно, скажется на состоянии федерального бюджета в отрицательную сторону.
17 сентября в кабинет вице-премьера И.И.Шувалова с криком «шеф, все пропало» ворвался руководитель одной из крупнейших отечественных инвестиционных компаний. И к вечеру впервые в новейшей российской истории торги на обеих фондовых площадках — ММВБ и РТС — были остановлены по распоряжению Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), то есть правительства. Индекс РТС к моменту остановки торгов успел вплотную приблизиться к 1000 пунктов — уровень, казавшийся немыслимым на протяжении трех последних лет. В этот день не было исполнено 450 сделок биржевого репо на общую сумму в 7,1 млрд. рублей. А на следующий день, то есть 18 сентября, объем неисполненных обязательств на рынке биржевого репо достиг 60 млрд. рублей. Тогда же появились первые жертвы среди банков: по своим обязательствам перед клиентами не смогли расплатиться «Связь-банк» и инвестиционный банк «КИТ Финанс». «Связь-банк» — крупный нетто-заемщик, сильно зависящий от рынков репо и МБК (но при этом близкий к госструктурам, благодаря чему практически все банки первого и второго эшелона имели на Связь-банк существенные лимиты). Правление ММВБ в материале, размещенном на своем сайте, признало ситуацию чрезвычайной, подтвердив, что 17 сентября, как сказано официальным языком, «не была проведена процедура контроля обеспечения по сделкам участников клирингового пула».
Сколько банков понесло критические убытки на портфелях акций и облигаций, неизвестно, но слухи циркулировали нехорошие. Кризис вышел за рамки первых полос деловых газет и пробрался в «массы». Появилась новая форма спама: через ICQ рассылались малограмотные сообщения из серии: «в теч. 2 дней накроются три банка». Мгновенно разнеслась новость о просьбе «Росевробанка» досрочно погасить часть ипотечных кредитов. Появились анекдоты о том, как банкомат жалобно попросил у клиента двадцатку, а банкиры переоделись в оранжевые жилетки и пошли мести улицы. Начался массовый отток вкладов населения из банков. В сентябре 2008 года вкладчики забрали из них 37 млрд. рублей. Больше всех пострадал «Росбанк» — объем вкладов в этой кредитной организации снизился со 116,6 млрд. руб. до 99,5 млрд. рублей. Из «Райффайзенбанка» вкладчики забрали 6,5 млрд. руб., из Банка Москвы — 4,3 млрд. руб., из «Альфа-банка», «Уралсиба» и «Газпромбанка» — по 2,9 млрд. руб.
Тушить пожар, за которым не уследили на бирже, пришлось уже Правительству и Центральному банку. 17 сентября 2008 года Совет директоров Центрального банка принял решение в целях стабилизации ситуации на внутреннем финансовом рынке и поддержания ликвидности российского банковского сектора о снижении с 18 сентября нормативов обязательного резервирования:
— по обязательствам кредитных организаций перед физическими лицами в рублях с 5,5 % до 1,5 %;
— по обязательствам перед банками-нерезидентами в рублях и инвалюте с 8,5 % до 4,5 %;
— по иным обязательствам кредитных организаций в рублях и обязательствам в инвалюте — с 6 % до 2 %.

В свою очередь, Министерство финансов приняло решение о размещении на депозитах Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка 1,12 трлн. руб временно свободных бюджетных средств. Выступая по телевидению, Министр финансов А.Л.Кудрин пообещал, что эти средства разойдутся по всей системе в целом: «Мы… рассматриваем такие банки… как банки, которые смогут прокредитовать мелкие и средние банки в ходе расшивки этой ситуации с ликвидностью». Банковское же сообщество задохнулось от возмущения и несправедливости, предположив, что в первую очередь деньги будут использоваться либо для решения внутренних проблем госбанков, либо для скупки ими конкурентов и подешевевших непрофильных активов. Протягивая госбанкам руку помощи за счет средств государственного резерва, власти поддержали не столько их бизнес, сколько их топ-менеджеров, которые в последние годы не обращали внимания на свои долговые коэффициенты, развиваясь в основном за счет заемных средств.
Негативный общественный резонанс вызвала информация о том, что сотрудники Сбербанка выходят на корпоративную клиентуру других банков с настойчивыми предложениями «переходить на обслуживание к ним или в другие госбанки», аргументируя это тем, что «положение коммерческих банков неустойчиво». Своим мародерством госбанки вызвали многочисленные жалобы и обвинения со стороны «коммерческих коллег». Вопрос о недобросовестном поведении сотрудников Сбербанка обсуждался 17 октября на встрече руководства Центробанка с представителями Ассоциации региональных банков. Руководители региональных банков рассказали главе Центробанка С.М.Игнатьеву, как сотрудники Сбербанка предупреждали их клиентов о возможных проблемах, предлагая перевести счет в Сбербанк. Один из региональных банков даже пожаловался в местное управление Федеральной антимонопольной службы (ФАС).
3 октября 2008 года Правительство в срочном порядке внесло в Госдуму пакет антикризисных законов. Речь идет о поправках к закону «О страховании вкладов физических лиц…», увеличивающих сумму страхового покрытия до 700 тыс. рублей, и поправках к закону «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», позволяющих Центробанку предоставлять кредиты без обеспечения на срок не более шести месяцев банкам, имеющим международные рейтинги. Суть главного законопроекта: «О дополнительных мерах по укреплению стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года», — состоит в следующем: Банк развития (ВЭБ) вправе предоставлять организациям, в том числе и банкам, кредиты в иностранной валюте целевым назначением для погашения внешних кредитов и займов, полученных ими до 25 сентября 2008 года.
Сумма будущих кредитов огромная — $50 млрд. Чтобы получить государственную финансовую поддержку компании-претенденты должны соответствовать достаточно жестким критериям и пойти на серьезные уступки в пользу государства. А именно:
— заемщик должен осуществлять свою основную деятельность в реальном секторе экономики на территории России;
— новый кредит от государства он может получить только на условиях софинансирования, иначе говоря, заемщик должен за счет средств акционеров или других кредитов найти как минимум 25 % от рефинансируемой суммы и разделить риски с государством
— заемщик вправе рассчитывать на господдержку, если его обязательства перед иностранным кредитором возникли не позднее 25 сентября этого года;
— заемщик должен быть «чист» перед государством, то есть не иметь никаких задолженностей по уплате налогов и прочих сборов;
— потенциальный «получатель помощи» должен предоставить ВЭБу тот же залог, который он дал иностранному кредитору, кроме этого — дополнительное обеспечение, устраивающее банк, и поручительства своих акционеров;
— размер рефинансируемых обязательств должен превышать $100 млн, при этом максимальная сумма не может быть более $2,5 млн;
— в дальнейшем заемщик обязан согласовывать с банком привлечение новых кредитов и займов;
— получив кредит, компания должна включить представителей ВЭБа в органы управления.

Законопроект наделяет Центробанк и Агентство по страхованию вкладов (АСВ) правом осуществлять меры по предупреждению банкротства банков. Рассчитывать на санацию могут те кредитные организации, банкротство которых дестабилизирует банковскую систему страны, а также социально значимые банки. В остальных случаях Центробанк будет отзывать лицензии. Против этих законопроектов проголосовали коммунисты, а остальные думские фракции их поддержали. Правда, не обошлось без язвительных выпадов в адрес Правительства и Центробанка. Член комитета Госдумы по бюджету и налогам О.Г.Дмитриева продемонстрировала представителям «Единой России», и, в частности, В.М.Резнику, представлявшему законопроект, многостраничный текст аналогичного закона, принятого в США. И сравнила с ним скромный, 3-х страничный документ российских денежных властей. «Наши деньги отправлялись за границу, размещались в иностранных ценных бумагах по 3–4 % годовых, и при этом в два раза каждый год был прирост внешнего частного долга», — возмущалась Дмитриева.
7 октября Президент Д.А.Медведев в своем выступлении по телевидению объявил о том, что государство выделит банкам субординированные кредиты на 950 млрд. руб. Субординированным кредитом называется заем на срок не более пяти лет, погашение которого не может быть затребовано раньше срока истечения договора. Процентная ставка по субординированному кредиту не может превышать ставки рефинансирования Центробанка России и не может меняться в течение всего срока действия договора. Как ожидается, Сбербанк получит 500 млрд руб., ВТБ — 200 млрд руб., Россельхозбанк — 25 млрд руб., другие банки — до 255 млрд руб. Министр финансов А.Л.Кудрин уточнил, что Центральный банк выдаст субординированный кредит в размере 500 млрд руб. Сбербанку напрямую, а остальные кредиты в сумме 450 млрд руб. будут выданы из средств правительства через Банк развития (ВЭБ).
8 октября вновь остановились торги на ММВБ (на два дня) и РТС (до особого решения ФСФР). Закрытие бирж произошло из-за катастрофического падения котировок акций. Всего за полчаса индекс ММВБ обрушился на 14,35 процента, рискуя перекрыть антирекорд, установленный всего двумя днями ранее (18,66 процента). Дефицит ликвидности банковской системы оказывал давление на фондовый рынок. Пытаясь любыми способами заполучить жизненно важную ликвидность, банки сбрасывали акции. Аналитики начали всерьез обсуждать как новое «дно» уровень 500 пунктов по индексу РТС.
14 октября банк «Глобэкс», входящий в первую тридцатку российских банков, прекратил выдачу вкладов и обслуживание зарплатных и кредитных пластиковых карт. 15 октября стало известно, что Банк развития (ВЭБ) покупает «Глобэкс» за символическую сумму 5 тыс. рублей. О том, какая «дыра» образовалась в балансе «Глобэкса» точно неизвестно. В официальном сообщении на сайте ВЭБа говорится о том, что "Банк России и Минфин рассматривают возможность выделения Банку развития (ВЭБ) целевого депозита объемом $2 млрд на год для приобретения до 100 % акций КБ «Глобэкс». В августе Банк развития (ВЭБ) за такую же символическую сумму 5 тыс. руб. приобрел «Связь-банк», который понес серьезные убытки от падения котировок ценных бумаг на российском фондовом рынке. Еще в июле 2008 года «Связь-банк» входил в первую тридцатку российских банков. Третьим крупным коммерческим банком, который в октябре пришлось спасать при непосредственном участии Центробанка, стал «Собинбанк». Если бы регулятор действовал менее оперативно, последствия для «Собинбанка» могли бы быть самыми плачевными. Участники рынка отмечали, что «Собинбанк» с июня месяца постоянно увеличивал объемы заимствований на рынке МБК, не имея достаточных ликвидных активов. В качестве покупателя «Собинбанка» первоначально рассматривался государственный «Газпромбанк», но в итоге он достался «Газэнергопромбанку», в акционерах которого тоже числятся структуры «Газпрома», например «Межрегионгаз».
Во второй половине октября по всем регионам страны прокатилась волна истерической паники вкладчиков, подогреваемая злонамеренно-недостоверной информацией о банках, которые, якобы, вот-вот станут банкротами. Настораживает факт, что дезинформация распространялась по всем канонам современной информационной войны: анонимно, массово и по одинаковой схеме. Так, анонимная SMS-рассылка «Такой-то банк в 16.00 обанкротится, снимайте деньги» особенно активно распространялась 15–18 октября, в дни массовой выдачи зарплат с карточек. Вкладчики, поверившие анониму, приходили в банк, видели обычные для середины месяца очереди возле банкоматов и воспринимали происходящее, как подтверждение сигнала бедствия. Паника шагала по стране, как Новый год: с востока на запад. На Дальнем Востоке от «набега вкладчиков» пострадал «Далькомбанк», в Сибири — «Запсибкомбанк» и «Ханты-Мансийский банк», в Свердловской области основной удар пришелся на банк «Северная Казна» и «Уральский Банк Реконструкции и Развития», в Перми пострадал «Камабанк», в Саратове — «Поволжский немецкий банк». Это только те банки, о массовых снятиях вкладов в которых в октябре сообщали СМИ.
И список можно продолжать. Например, октябрь стал самым неудачным месяцем за последние 10 лет деятельности Сбербанка. По данным газеты «Ведомости» население забрало из Сбербанка около 80 млрд. рублей — 2,5 % всех вкладов. В общей сумме отток вкладов физических лиц из российских банков в октябре 2008 года составил 6 %. В абсолютном выражении снижение вкладов составило 354,5 млрд рублей — до 5 трлн. 535,6 млрд рублей на 1 ноября. На какие цели могли направлять свои сбережения вкладчики можно догадаться из следующих статистических данных: в сентябре-октябре 2008 года россияне купили у банков и в обменниках иностранной валюты на $11 млрд. Этот показатель стал рекордным с 1999 года — с того времени, как Центробанк публикует подобную статистику. В некоторых областных центрах жители начали массово скупать товары первой необходимости: макаронные изделия, консервы, соль, спички и парафиновые свечи.
В пятницу 17 октября в Москве и Санкт-Петербурге начали распространяться слухи о том, что коммерческие банки, якобы, получили из Центрального банка таинственные письма, вскрыть которые предписывалось в выходные. Утверждалось, что, таким образом, Центральный банк объявит об ограничении продажи валюты («не больше 1 тысячи долларов в руки») и девальвации рубля в диапазоне 33–40 руб. за доллар. А все дело было в том, что департамент общественных связей Центробанка передал утром сообщение об ограничении с 20 октября объемов биржевых своп-сделок по доллару, через которые некоторые российские банки и нерезиденты выводили из России свои рублевые активы. Накануне, объем торгов в валютной секции ММВБ составил рекордные $19,46 млрд. Из них $10,5 млрд — валютные свопы. Новости из Центробанка в интерпретации некоторых СМИ (в комплекте со слухами о девальвации рубля) вызвали среди граждан небывалый спрос на доллары и евро.
20 октября на ММВБ прошел первый аукцион для кредитных организаций по предоставлению Центробанком кредитов без обеспечения. Средневзвешенная ставка составила 9,89 % в годовом исчислении, в то время как минимальная цена отсечения декларировалась в 8,5 %. Таким образом, поддержка Центробанком негосударственного банковского сектора оказалась не только краткосрочной, но и довольно дорогой, даже по сравнению со ставками депозитных аукционах Минфина по размещению временно свободных бюджетных средств. В результате на аукционе ММВБ было размещено всего 387,727 млрд. рублей из выставленных 700 млрд. рублей. По словам участников рынка, к торгам было допущено 105 банков, из которых воспользовались кредитом только 80. Участвовать в аукционах по распределению беззалоговых кредитов Банка России в соответствии с критериями, установленных в Положении ЦБ РФ N323-П от 16.10.2008, могли, порядка, 120 банков, имеющих международный рейтинг долгосрочной кредитоспособности не ниже уровня В- от Fitch Ratings или Standard & Poor`s или не ниже В3 от Moody`s Investors Service.
В целом за октябрь 2008 года суммарный объем обязательств российских банков перед Центральным банком увеличился в 5 раз, или на 1,2 трлн. рублей. По данным компании «РискСофт», если на 1 октября в числе должников находились 122 банка, а суммарный объем предоставленных им кредитов составлял 296 млрд. рублей, то по состоянию на начало ноября этот показатель достиг уже 1,5 трлн. рублей. Количество кредитных организаций, обратившихся за финансированием к Центробанку, выросло за 1 месяц почти вдвое — до 240. На первом месте по сумме обязательств перед ЦБ РФ находится Банк развития (ВЭБ), одолживший у Центробанка 293,5 млрд. руб. За ним следуют Сбербанк (150 млрд.), «Газпромбанк» (72,6 млрд.), «Альфа-Банк» (51,9 млрд.), «ЮниКредит Банк» (40,1 млрд.).
22 октября премьер В.В.Путин в ходе рабочей поездки в Новосибирск посетил филиал «Альфа-банка» в столице Сибири. Вот, как описывает эпизод первого официального визита главы российского Правительства во front-office частного коммерческого банка корреспондент газеты «Коммерсантъ» (N 193 (4010) от 23.10.2008) Андрей Колесников в материале под заголовком «Владимир Путин подал пример экономического оптимизма»:

«Сея вокруг убежденность, что никакого кризиса в России нет и быть, не может, Владимир Путин приехал в новый офис Альфа-банка в Новосибирске и увидел случайного посетителя.
— Что вы делаете? — спросил господин Путин. — Деньги снимаете?
— Нет, вношу, — испуганно сказал этот человек с таким видом, как будто он их выносил. — Извините, Владимир Владимирович!
Глава Альфа-банка Петр Авен объяснил премьеру, что денег в Альфа-банк и, правда, больше несут, чем из него выносят.
Еще одна посетительница, которая старалась не оборачиваться в сторону господина Путина, брала в банке кредит.
— Под сколько процентов? — спросил ее премьер.
Женщине пришлось обернуться. То, что она увидела, привело ее в настоящее смятение. Казалось, подтвердились ее худшие опасения.
— Под 10,5 процента, — прошептала она. — Но пытаюсь под десять. Они уговаривают меня взять на год, а я хочу на полгода. Понимаете, я не уверена…
— Вы теперь эксклюзивный клиент, — сказал ей господин Путин.
Она, кажется, в этот момент не в состоянии была понимать намеки, даже такие.
— Ой, я сейчас сознание потеряю, — призналась она.
Угроза, судя по всему, была реальной.
— Не надо, — попросил ее премьер.
Господин Путин…обратился к Петру Авену с вопросом, воспользовался ли тот услугой…беззалогового кредитования банков.
— Восемь миллиардов взяли без залогов, — сказал господин Авен без особого, по-моему, энтузиазма.
….Господин Путин заметил, что частные банки не выбирают пока квоту, которая предназначена для них Центробанком.
— Вы, кажется, помните, что когда берете деньги из, например, ВЭБа, — сказал ему господин Путин, — то выступаете не только как коммерческий банк, потом, когда оперируете этими деньгами, а как агент правительства.
Петр Авен не спорил. В такой ситуации лучше было стать агентом правительства, чем не стать»…

Выполнение основных пунктов плана российского Правительства по устранению последствий мирового финансового кризиса заканчивалось в начале ноября. Сбербанк получил первый транш (140 млрд. руб.) субординированного кредита общим объемом 500 млрд. рублей по ставке 8 % годовых. Всего же госбанкам досталось, порядка 3,6 трлн. руб. При этом средства кредитных организаций на корсчетах и депозитах в Центробанке практически не выросли, ставки на рынке МБК по однодневным кредитам для банков второго и третьего круга не опускались ниже 25–30 %.
С 26 сентября по 10 октября международные резервы Центробанка сократились на $32,2 млрд. — до $530,6 млрд., а всего с августа снизились на 11,2 %. Аналогичным образом за это время обесценился к доллару и рубль. В середине июля за доллар по официальному курсу Центробанка давали 23,12 руб., а на 25 октября курс установлен уже в 26,25 руб. за доллар. С 17 по 24 октября международные резервы Центробанка сократились на $31 млрд. Менее половины этих потерь можно отнести на переоценку валютных активов из-за повышения курса доллара. Однако основная часть потерь объясняется оттоком капиталов из страны, а также продажей Центробанком валюты на внутреннем рынке для поддержания курса рубля.
30 октября состоялось заседание Совета директоров Агентства по страхованию вкладов. На это раз председательствовал на нем глава Центробанка С.М.Игнатьев. Основным вопросом обсуждения, по информации пресс-службы АСВ, стал ряд новых функций, возложенных на АСВ в рамках вступившего в силу федерального закона «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года». Был утвержден порядок использования 200 млрд рублей, выделенных Агентству в качестве имущественного взноса Российской Федерации для финансирования мер по предупреждению банкротства банков. На эти деньги АСВ будет выдавать ссуды, займы в целях финансового оздоровления проблемных банков, приобретать их акции (участвовать в уставном капитале), организовывать торги по продаже имущества банков, а также оказывать иную финансовую помощь. Правление АСВ обязано регулярно информировать членов Совета директоров об использовании этих средств.
5 ноября Президент Д.А.Медведев обратился к Федеральному собранию с ежегодным посланием. «Мировой финансовый кризис далек от завершения, власти и бизнес должны учитывать это в разработке планов», — заявил глава государства.
7 ноября премьер В.В.Путин утвердил «План действий, направленных на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики», подготовленный в соответствии с поручением Президента Д.А.Медведева. Таким образом, российское Правительство официально признало факт наличия в стране экономического кризиса. План действий, опубликованный в тот же день на интернет-сайте Правительства РФ: http://www.government.ru, — состоит из 55 задач, объединенных в десять разделов. Общеэкономическим мерам, финансовой системе, поддержке внутреннего спроса, рынку труда и малому бизнесу посвящено 36 пунктов плана, отраслевым мерам — 19.
Как следует из названия документа, финансовый сектор кризис затронул полностью, а остальную экономику — лишь частично. Приоритеты спасения, согласно данному плану, это — сельское хозяйство, строительство, машиностроение и ВПК. Правительство определит, какие секторы должны кредитовать банки, увеличит субсидии предприятиям и поддержит рублем естественные монополии и госкорпорации. Среди новаций — право Банка развития (ВЭБ) во внесудебном порядке взыскивать и реализовывать заложенное при получении кредита имущество при банкротстве должника. Следовательно, ВЭБ сможет без проблем отчуждать активы, под которые он выдал займы компаниям для погашения зарубежных долгов. Кроме того, ВЭБ получит свободу распоряжаться переданными ему в управление средствами пенсионных накоплений граждан, накопительная часть пенсии которых находится в управлении ВЭБа.
10 ноября премьер В.В.Путин на совещании по экономическим вопросам обнародовал скандальные подробности того, как крупнейшие российские банки распоряжаются государственными средствами, выделяемыми на поддержку банковской системы. Заявление премьера пока еще не приговор банкирам, у них еще есть шанс, пишет газета «Коммерсантъ» (N 204 (4021) от 11.11.2008). Как отмечает издание, на совещание были приглашены и «не совсем профильные» министры — глава МВД Р.М.Нургалиев и Генеральный прокурор Ю.Я Чайка. Почему за одним столом встретились «силовики» и банкиры стало ясно после слов Путина о возможном недобросовестном использовании государственных ресурсов. Премьер отметил, что у банков-получателей государственных средств (Банк развития (ВЭБ), ВТБ и Сбербанк) резко возрос объем операций, связанных с трансграничными переводами валюты на корреспондентские счета в зарубежные банки. «Нужно жестко пресекать не только нелегальные финансовые потоки, но и вообще внимательно отслеживать ситуацию с движением капитала», — заявил Путин.
На этом открытая часть заседания закончилась. Но все было уже понятно: 1) выделенные государством на поддержку банковского сектора бюджетные средства до экономики не дошли, 2) государственные банки переводят свои пассивы не в кредиты нефинансовому сектору, а в валюту, 3) ожидается резкая девальвация рубля.
Первые последствия совещания у премьера В.В.Путина экономических министров, банкиров и глав правоохранительных органов оказались довольно необычными. На другой день, 11 ноября, Центробанк с утра демонстративно снизил курс рубля к корзине валют на 30 копеек, а вечером столь же демонстративно поднял ставку рефинансирования до 12 %. Странной показалась банковским аналитикам ситуация, когда снижаются резервные требования, проводятся триллионные вливания в банковскую систему и одновременно поднимается учетная ставка. Повышение ставки рефинансирования, кроме прочего, означает рост ставок по кредитам российских банков и их удорожание для конечных заемщиков.
17 ноября на ММВБ прошел 8-й аукцион по предоставлению Центробанком кредитов без обеспечения. На семи предыдущих Центробанк разместил более 1 триллиона рублей на срок до пяти недель. На 8-м аукционе кредитные средства размещались на срок до шести месяцев. Рейтинговые требования к банкам-заемщикам были повышены до «BB-» от S&P и Fitch и до «Ba3» от Moody's. По информации ММВБ, 32 банка подали заявки на 393,889 млрд. рублей. Получили банки только 143,07 млрд рублей. Минимальная ставка размещения была заявлена на уровне 11,25 %, но по итогам аукциона ставку отсечения установили на уровне 12,52 %. Это значит, что те банки, которые подали заявки в диапазоне от 11,25 до 12,51 %, денег не получили. Самой высокой из предложенных ставок была 15 % годовых. Всего в рамках аукциона было заключено 31 соглашение. В момент проведения аукциона ставки овернайт на рынке МБК составляли 20–25 %, на свопах начинались от 40 % и доходили до 120 %.
Условиями допуска к аукционам по предоставлению беззалоговых кредитов вызвали недовольство со стороны участников рынка. Накануне 8-го аукциона президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян заявил: «Я считаю, что международные рейтинги не имеют никакого отношения к допуску банков к аукционам. У нас в этом вопросе идут долгие дебаты с ЦБ, которые, надеюсь, приведут к положительному результату. Тромб надо пробивать — к межбанковскому кредитованию необходимо обеспечить доступ как можно большего количества отечественных банков».
28 ноября Центробанк повысил ставку рефинансирования еще на один процентный пункт. К 1 декабря 2008 года она составит 13 %. Вместе со ставкой рефинансирования регулятор повысил ставки по кредитам овернайт с 12 % до 13 % в годовом исчислении. Европейский Центробанк (ЕЦБ) и ФРС США ведут себя с точностью до наоборот. Они понижают учетные ставки, удешевляя тем самым деньги для экономики. Забавным выглядит также значительный рост ставок по депозитам самого Центробанка — они подросли еще на 1 процентный пункт и теперь ставки по операциям «том-некст» составляют 5,75 %, а за недельные средства регулятор готов платить банкам и 6,25 %. Пока депозиты служат для госбанков местом складирования тех средств, которые они привлекли в рамках беззалоговых аукционов или в виде субординированных кредитов от властей, при этом они не готовы использовать их ни на МБК, ни направлять на займы нефинансовому сектору.
Предсказать, как долго продлится финансовый кризис, участники рынка не берутся. По разным оценкам, он может затянуться на несколько лет. Как говорил один папа-метеоролог своему сыну: «Мои прогнозы всегда сбываются, но только даты не совпадают». Среди банкиров пораженческих настроений нет, но ситуация оценивается как напряженная. С 1 января 2007-го в соответствии с поправками в закон о банковской деятельности Центробанк вправе «отзывать лицензию на осуществление банковских операций в случаях, если достаточность собственных средств (капитала) кредитной организации становится, ниже 2 % или сохраняется, ниже 8 % в течение трех месяцев». Наглядно это можно представить на следующем примере. Банк, имеющий достаточность капитала на уровне 10 % столкнулся с дефолтом всего одного крупного заемщика. При этом банком соблюдался норматив Н6 (максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков), т. е. объем кредита не превышал 25 % собственного капитала банка. Банк вынужден создать резервы в размере 100 % суммы этой задолженности, в результате чего, собственный капитал банка автоматически сокращается на 25 %, а норматив достаточности капитала (Н1) при том же объеме активов составит всего 7,5 %. Т. е. у данного банка автоматически должна быть отозвана лицензия.
Многие коммерческие банки уже столкнулись с нехваткой ресурсов, невозвратом кредитов и переходом корпоративной клиентуры и вкладчиков в госбанки и иностранные банки, сократили объемы кредитование производства и домашних хозяйств, ввели режим экономии собственных расходов. В период с сентября по декабрь 2008 года лишились лицензии по причине неплатежеспособности: «Красбанк» (Москва), «Кредитсоюзкомбанк» (Москва), «Промкредитбанк» (Москва), «Партнербанк» (Саратовская область), «Универсальный Банк Сбережений» (Москва), КБ «Премьер» (Москва), МКБ «Евразия-Центр», «Эконацбанк» (Москва), «Мира-банк» (Москва), КБ «Сахалин-Вест» (Южно-Сахалинск), «Юнитбанк» (Москва), «Русский Банкирский Дом» (Москва), «Лефко-банк» (Москва), КБ «Сибконтакт» (Тюменская область), КИИБ «Сочи», «Курганпромбанк» (Курган), КБ «Интегро» (Москва), «Тюменьэнергобанк» (Тюмень), «Газинвестбанк» (Москва), «Сетевой нефтяной банк» (Калининград), «Зеленоградский коммерческий банк» (Москва), «Балткредобанк» (Калининград), КБ «Капитал Кредит» (Москва), КБ «Боровицкие ворота» (Москва).
В случае с «Тюменьэнергобанком» (лицензия отозвана 3 декабря 2008 года) АСВ столкнется с самым крупным страховым случаем в своей многолетней практике. Общая сумма выплат вкладчикам банка составляет около 5 млрд рублей. Количество вкладчиков тоже впечатляет — порядка 80 тыс. человек. Предвидя проблемы с исполнением обязательств, руководство некоторых банков рекомендовало физическим лицам раздробить свои депозиты, превышающие 700 тыс. рублей, путем перевода денежных средств на основании договоров дарения на депозитные счета фиктивных вкладчиков. Таким образом, обязательства банка перед такими клиентами попадали под госгарантии, и выплачивать средства пришлось бы не банку, а АСВ. Первыми банками, у которых агентство обнаружило махинации с переоформлением депозитов, стали банки «Премьер» и «Евразия-центр».
Реальные проблемы у банков, не имеющих международных рейтингов и поэтому не получающих государственной поддержки, начнутся с ухудшением качества кредитного портфеля. Тогда они вынуждены будут резко увеличить резервы по выданным ссудам, распродавать находящиеся в залоге акции и объекты недвижимости (квартиры, офисы и промышленные помещения), что обернется новыми убытками и обвалами на фондовых площадках и рынке недвижимости.
В условиях финансового кризиса спрос покупателей на проблемные банки, даже технологичные, с развитой сетью продаж банковских продуктов, невелик. И тому уже есть подтверждение. В начале октября 2008 года московский банк «Электроника» стал задерживать клиентские платежи. 16 ноября 2008 года Центробанк ввел в «Электронику» временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ), которое пыталось найти инвестора, готового приобрести потерявший платежеспособность банк целиком. Такового не нашлось, и АСВ решило продать «Электронику», как разобранный на запчасти «убитый» автомобиль. 1 декабря представители АСВ и Национального резервного банка (НРБ) подписали соглашение о передаче в НРБ обязательств «Электроники» по депозитам физических лиц (1,7 млрд руб.) и часть кредитного портфеля (5 млрд. руб.). АСВ, как конкурсный управляющий впервые использовало подобную схему в отношении проблемного банка. Дальнейшая судьба «Электроники» зависит от желания кредиторов заключить с акционерами банка соглашение о реструктуризации задолженности в размере 12 млрд. руб., иначе банк ждет ликвидация.
По прогнозам Центра экономической конъюнктуры (Таблица 6.), IV квартал 2008 г. станет со времени кризиса 1998 г. первым кварталом, в течение которого сокращаются объемы экономической деятельности. В сентябре рост ВВП составлял 6,9 %, в октябре — 5 %, в ноябре 1,6 %. В декабре рост ВВП может составить 0 %. 15 ноября Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) и Evraz объявили об остановке доменных печей. НЛМК останавливает три из пяти своих домен общей мощностью почти 4 млн. тонн чугуна, что приведет к сокращению объемов производства стали на 10 %. В Evraz Group сообщили, что в начале ноября компания остановила домну на Западно-сибирском металлургическом комбинате. Остановка домен — крайняя мера, на которую металлурги идут только в очень тяжелой ситуации.
29 ноября Федеральная налоговая служба обнародовала статистику, согласно которой в ноябре по сравнению с октябрем сборы по налогу на прибыль и НДС упали в России более чем в 5 раз. А по сравнению с ноябрем прошлого года этих налогов собрали в 3–4 раза меньше, что может свидетельствовать о том, что экономика России после непрерывного 10-летнего подъема входит в рецессию.
По оценке экспертов Всемирного банка (17-й доклад об экономике в России от 17.11.2008 г.), в результате падения фондового рынка с 19 мая по 7 ноября 2008 года богатство в России сократилось примерно на $1 трлн., или примерно на 84 % российского ВВП за 2007 год. Из-за обрушения биржевых индексов богатство состоятельных россиян сократилось на $300 млрд. Вдвое больше потеряли нефтегазовые госкомпании и смежные отрасли.

Таблица 6.

Данные спада производства в IV квартале 2008 года
N
Сектора экономики
Длительность спада месяцев
Ноябрь к октябрю, %
Ноябрь к пику, %
Годовые темпы спада, %

1
Реальный выпуск
3
— 3,2
— 4,7
— 17,5

2
Промышленность
5
— 5,7
— 10,9
— 24,2

3
Сельское хозяйство
1
— 2,6
— 2,6
— 27,0

4
Грузооборот
8
— 3,3
— 7,9
— 11,6

5
Инвестиции
6
— 1,3
— 1,6
— 3,2

6
Розничная торговля
2
— 1,3
— 1,5
— 8,9

7
Экспорт*
3
— 8,9
— 12,5
— 41,5

8
Импорт*
1
— 3,5
— 3,5
— 35,0

*Октябрь к сентябрю.

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), опубликованным 29 ноября 2008 года, россияне «мониторят» кризис, главным образом, посредством просмотров государственных телеканалов. В них же говорят о том, что финансовый кризис пришел в Россию из США, что власти страны к возникновению кризисных явлений не имеют отношения, что премьер В.В.Путин и Президент Д.А.Медведев разработали антикризисный план, который сгладит последствия финансового кризиса, а главное — власть не допустит ухудшения материального положения граждан в будущем. «Единая Россия» по инициативе комитета Госдумы по труду и социальной защите вынашивает популистские планы на один год заморозить все выплаты по кредитам вместе с процентами для тех граждан, которые потеряли работу и не в состоянии оплатить свои долговые обязательства. Российские парламентарии — не единственные в мире, которые за счет кредиторов пытаются помочь гражданам с выплатой кредитов, к примеру, в США в ноябре месяце законодатели в нескольких штатах разрешили ипотечным заемщикам возможную задержку выплат с 30 до 150 дней.
Активисты движения «Молодая гвардия», не дожидаясь законодательного закрепления инициативы, организовали в регионах телефонные горячие линии и заявили о намерении открыто вывешивать баннеры «Кровопийцы» на дверях банков, которые в условиях кризиса будут отказываться замораживать выплаты по потребительским кредитам для клиентов, которые вынуждены встать на биржу труда. В случае если поток жалоб на конкретный банк станет значительным, молодогвардейцы обещают устроить под окнами финансовой организации пикет и «окатить банк волной общественного порицания». Как это будет выглядеть в натуральном виде, можно только гадать.
* * *
Когда нефть стоила более $100 за баррель, казалось, что возврата к эпохе дешевой нефти быть не может. В ноябре-декабре 2008 года цены на нефть марки Urals колебались возле отметки $35 за баррель. При таких ценах в 2009 году бюджет гарантированно недополучит 3,5 триллиона рублей. Таким образом, вместо проблемы «куда девать долларовые сверхдоходы» российские денежные власти неожиданно столкнулись с проблемой дефицита иностранной валюты для поддержания курса рубля. В данной ситуации Центробанк вынужден либо продавать золотовалютные резервы, либо пойти на обесценивание рубля.
Официально о расширении коридора бивалютной корзины Центробанк не объявляет. Инвесторы узнают о мерах монетарных властей уже в ходе торговой сессии, когда курсы доллара и евро уходят к новым максимумам. В первый раз ЦБ расширил коридор 11 ноября, когда на бирже ММВБ подорожали и доллар, и евро. Обычно такое случается нечасто, так как эти валюты находятся «в противофазе». Доллар растет, когда евро падает, и наоборот. К 1 декабря стоимость бивалютной корзины (0,55 доллара и 0,45 евро) поднялась до уровня 31,22 рубля. С июля, когда доллар стоил 23 рубля, российская валюта ослабла уже на 20 %. Предсказать, когда именно будет проведен очередной этап девальвации довольно сложно. О восстановлении валютного контроля Центробанк пока молчит, но уже рекомендовал банкам удерживать среднюю за октябрь—ноябрь балансовую позицию по каждой иностранной валюте. По сведениям из СМИ, Центробанк регулярно проводит разъяснительные беседы с госбанками, отговаривая их от ведения игры на ослабления рубля в сложившихся кризисных условиях. Но и административное давление на банки неэффективно, если валюту покупают их клиенты — в частности, физические лица.
За полгода до 17 августа 1998 года, практически вся рыночно мыслящая общественность России (бизнесмены, экономисты, депутаты) обращалась к тогдашнему российскому Правительству и руководству Центробанка с призывами начать плавную девальвацию рубля. Сторонники девальвации предрекали скорый кризис и надеялись таким образом смягчить его последствия. Положительного эффекта девальвации рубля, как в 1999 году, трудно ожидать, поскольку свободных производственных мощностей в обрабатывающей промышленности уже нет, а многие производства сильно зависят от поставок импортных комплектующих, которые станут дороже. Девальвация рубля по подавляющему мнению экспертов была бы очень некстати. Это — новая волна процесса долларизации экономики и прощание с мечтой о сильном рубле и его возможности стать одной из мировых резервных валют. Это также влечет за собой создание невыгодных условий для обновления основных фондов в промышленности за счет новейших импортных технологий.
Для кредитных организаций, обслуживающих сырьевых экспортеров (которые тоже являются крупными заемщиками за рубежом), дальнейшее удорожание доллара и обесценение рубля в условиях ухудшения мировой конъюнктуры чревато огромным финансовым потерями. Гипотетический уровень валовых проблемных активов в общем кредитном портфеле российских банков оценивается аналитиками международного рейтингового агентства S&P в 50–75 %. Это означает, что в случае продолжительного финансового кризиса три четверти выданных банками кредитов могут быть не возвращены. В экспертном сообществе складывается мнение, что сокращение валютных резервов России продолжится и, быть может, даже усилиться из-за падения цен на нефть.
Разрастается финансовый кризис в США и Великобритании. Суть его заключается в том, что вторичных и третичных ипотечный бумаг, а также прочего виртуального финансового мусора за последние десять лет скопилось столько, что эту сумму американские денежные власти даже не осмеливается огласить. А весь мировой ВВП — $80 триллионов. 8 октября 2008 года власти Соединенного Королевства объявили о беспрецедентных мерах поддержки банковского сектора, включающего частичную национализацию крупнейших банков страны. Согласно сообщению британского Министерства финансов, этим банкам предоставлена возможность эмитировать привилегированные акции, которые затем выкупит государство. Сумма средств, которые Правительство Великобритании готово направить на выкуп таких акций, составляет 50 млрд. фунтов стерлингов. Среди банков, которые согласились на привлечение капитала у государства, крупнейшие игроки сектора: «Abbey», «Barclays», «HBOS», «HSBC», «Lloyds TSB», «Nationwide Building Society», «Royal Bank of Scotland» и «Standard Chartered». Впервые с 2001 года курс национальной валюты Великобритании опустился ниже $1,40 за ё1, а количество безработных превысило 2 млн. человек (6,1 %).
С начала финансового кризиса осенью 2007 года ФРС США применила сразу несколько программ поддержки финансового и реального секторов экономики, общий объем которых превысил $6 триллионов. Среди них наиболее существенными являются Term Auction Facility (TAF) — размещение средств ФРС на краткосрочных депозитах в коммерческих банках; Primary Dealer Credit Facility (PDCF) — суточные кредиты инвестиционным банкам; Commercial Paper Funding Facility (CPFF), предусматривающую предоставление средств ФРС на несколько месяцев под залог краткосрочных корпоративных облигаций.
Много фактов свидетельствует о том, что цивилизованный мир вступил в активную фазу подготовки к дефолту доллара. Дыра в платежном балансе США огромна — несколько лет составляет 5–6% госбюджета. В то же время, например, в развитых странах Европы, в России и большинства стран ОПЕК государственные бюджеты формируется с профицитом. США ни разу за свою историю не объявляли дефолт, но дважды в одностороннем порядке изменяли условия погашения государственного долга. В первый раз это произошло в 1790 году, когда выплаты по некоторым обязательствам были отсрочены на 10 лет, во второй — во время Великой депрессии, когда власти США вынуждены были девальвировать доллар по отношению к золоту на 41 %.
На начало апреля 2008 года совокупный внешний долг США превысил $13 триллионов. В то же время ВВП США в 2008 году планируется на уровне $14,4 триллиона и, откровенно говоря, может не достичь этого показателя. Но это только внешний долг, который, как известно, не должен быть выше 10 % ВВП. Кроме внешнего долга, есть еще и долг внутренний (корпорации и домашние хозяйства). И эти должники куда страшнее внешних кредиторов, часть из которых пока еще можно припугнуть, а часть попросить «подождать». Обрушение пирамиды внутренних долгов грозит США социальным взрывом. По сведениям веб-сайта Credit.com, к началу этого года неоплаченные долги американцев за покупки по пластиковым кредитным карточкам достигли $961 млрд. Согласно данным министерства труда США, уровень безработицы в стране в ноябре 2008 года вырос до 6,7 % — подобной ситуации на рынке не наблюдалось уже 15 лет.
В оправдание дефолта доллара форс-мажорными обстоятельствами разрастается кризис на фондовых биржах, крупнейшие западные банки списывают многомиллиардные убытки. Китай имеет наибольшие в мире резервы в иностранной валюте. По данным Государственного управления валютного контроля КНР, золотовалютные резервы страны составляют в настоящее время $1,9 трлн. 70 % этой суммы размещено в американские долговременные ценные бумаги. Прежде всего, в облигации правительства США. Со времени присоединения Китая в ВТО (в 2005 году) и перехода на «регулируемый плавающий курс юаня» китайская валюта подорожала по отношению к доллару США на 21 %. Китай скупает доллары, чтобы поддержать стабильный курс юаня. Стабильный курс увеличивает экспорт и углубляет торговый дефицит США. «Китайцы продают нам токсичное молоко, токсичные игрушки, токсичные морепродукты и токсичную краску. Зато мы им впариваем токсичные активы», — мрачно шутят на Уолл-стрит. Любой банкир знает, что когда лимит на одного заемщика достигает верхней планки, заемщик вынужден либо сократить свою задолженность (если работает с прибылью, чего сейчас не скажешь об экономике США — начавшаяся осенью 2008 года рецессия тому подтверждение), либо объявляет дефолт. Китай вправе позаботиться о своей экономике, но спасать враждебно относящийся к его культуре, государственному устройству и идеологии западный мир он вряд ли согласиться.
Паника на мировых финансовых, товарных и сырьевых рынках гонит инвесторов в гособлигации США, доходность которых в конце ноября достигла исторического минимума — 2,31 %. Никто толком не знает, чем это все обернется, и каковы могут быть последствия одновременного дефолта по облигациям правительства США и девальвации доллара. Наверное, американский доллар, по сравнению с юанем, уже не будет выглядеть так красиво: — в переводе на китайский, по значению соответствующего иероглифа, доллар — «красивый юань». Пока страны-кредиторы США не спешат избавляться от долларовых резервов, чтобы не обрушить рынок, но в среднесрочной перспективе давление на доллар будет только расти.
В октябре 2008 года американский Конгресс наконец-то вычислил «козла отпущения» — главного виновника финансового кризиса в США и во всем мире. По мнению председателя парламентского комитета по надзору и реформам правительства Генри Ваксмана, кризис спровоцировал троюродный брат американского Президента Джорджа Буша — некий Джордж Уокер. Родственник Буша входит в число высших руководителей инвестиционного банка «Lehman Brothers». Он, якобы, проигнорировал предупреждения о надвигающихся рисках, что привело к крупнейшему в истории США банкротству и мировому финансовому кризису. Как стало известно из представленной Генри Ваксманом внутренней переписки «Lehman Brothers», сотрудники финансовой компании «Newberger Berman», которая входила в состав «Lehman Brothers», еще в начале июня заявили о необходимости отказаться от премий высшим руководителям банка в текущем году. Это позволило бы урезать расходы и показало бы сотрудникам, что руководство не снимает с себя ответственность за результаты работы. В ответ на это мистер Уокер сообщил руководству, что не понимает инициатив, исходящих от подконтрольного ему подразделения банка.
По словам конгрессмена, председатель правления «Lehman Brothers» Ричард Фалд также отверг предложение о сокращении премий в банке. Более того, за четыре дня до объявления банкротства в банке был поднят вопрос о выплате его высшим руководителям более $20 млн. в качестве «специальных выплат». «Получается, что в то время, как господин Фалд умолял министра финансов Полсона принять федеральный план спасения, банк „Lehman Brothers“ продолжал транжирить миллионы на компенсацию для высших руководителей», — заявил Ваксман. По мнению конгрессмена, пока господин Фалд и другие руководители «Lehman Brothers» богатели, американская экономика двигалась к пропасти. Подчеркнув, что «действия господина Фалда во время этого кризиса являются сомнительными», Ваксман заявил при этом, что сам глава «Lehman Brothers» «будет в полном порядке». «Он сможет покинуть „Lehman Brothers“ богатым человеком, который заработал более $500 млн., но налогоплательщикам остается счет на $700 млрд. для спасения Уолл-стрит и экономики, оказавшейся в кризисе», — сказал конгрессмен.
Когда-то К.Маркс полагал большой нелепостью ситуацию, при которой большая часть капиталистов захотели бы превратить свой капитал в денежный капитал. Следствием такого превращения, по его словам, было бы «чрезмерное обесценение денежного капитала и чрезвычайное падение ставки процента», после чего «многие немедленно оказались бы не в состоянии жить на свои проценты, и таким образом были бы вынуждены снова превратиться в промышленных капиталистов». Остается только ждать, когда мировой кризис приведет финансовые и товарные агрегаты в соответствие с законами стоимости. По мнению аналитиков JP Morgan, нынешний финансовый кризис будет влиять на структуру рынка и ценообразование на протяжении, как минимум, десяти лет. «Мы видели NASDAQ, мы видели LTCM, мы видели разнообразные формы кризисов на развивающихся рынках в 1990-к годы, мы видели кризис недвижимости 20 лет назад. В большинстве случаев их непосредственное влияние на поведение сторон длилось более 10 лет», — заявил в интервью Reuters руководитель группы аналитиков банка Ян Лойс.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.